Burger
Наваристый хэш. Зачем татарстанским аграриям своя мясная криптовалюта
опубликовано — 14.07
просмотры — 2374
комментарии — 0
logo

Наваристый хэш. Зачем татарстанским аграриям своя мясная криптовалюта

Разбираемся в устройстве иткоина и в прошлом его создателей

Новости о криптовалютах и блокчейне появляются в сети чуть ли не каждый день. Опирающийся как на земледелие, так и на IT Татарстан чувствует тренд: на прошлой неделе в Иннополисе презентовали новую криптовалюту иткоин, обеспеченную халяльным мясом. «Инде» разобрался, что это такое и с чем его будут есть.


Что такое иткоин?

Это криптовалюта, то есть приобрести иткоин можно на специальных биржах, например на DEX Trade, а все транзакции шифруются и хранятся децентрализованно. Стоит один иткоин 4000 рублей и эквивалентен 10 килограммам говядины, которую производит эмитент иткоина — цифровая артель «Аграриум». В токен входит как само мясо, так и упаковка и доставка до потребителя. За два года «Аграриум» хочет дойти от 200 голов скота до 20 тысяч голов (для справки: у крупнейшего в России производителя мяса — компании «Мираторг» поголовье крупного рогатого скота достигает почти полумиллиона голов). В названии заключена игра слов: ит — это не только информационные технологии, но еще и слово, обозначающее мясо в татарском языке.

Стоп, а почему мясо? Неужели нельзя фармить как все — с помощью видеокарт?

«Фарминг» в случае с иткоином действительно вполне буквальный — по замыслу «Аграриума», купленный токен (монета, которую нельзя майнить) за полгода должен вырасти в цене на 15 процентов за счет увеличения веса чипированного бычка, к которому он привязан. Естественный прирост веса бычка от начального веса — около 45 процентов за полгода. Из них 15 процентов дохода идет инвестору, еще 15 — фермеру, 10 — на амортизацию, а 5 остается внутри платформы. То есть за полгода стоимость иткоина от 10 килограммов мяса растет на 11,5 процента — криптовалюту можно перепродать, получить в виде упакованного мяса или потребовать дивиденды. Сооснователь «Аграриума» Рустам Давлетбаев утверждает, что курс не будет подвержен колебаниям, потому что естественный прирост мяса стабилен.

А так вообще делают?

Есть примеры криптовалют, связанных с сельским хозяйством, — например Hempcoin, одна из первых криптовалют на рынке, с объемом в 1 миллион 200 тысяч долларов и небольшими ежедневными торгами. Привязана она, как можно догадаться, к конопле и служит финансовым посредником между производителями и клиниками, продающими медицинскую марихуану. Технологии блокчейна, позволяющие отслеживать производство и поставку продуктов «с грядки на стол», используют американские стартапы Provenance и Farmshare. В России пионером сельскохозяйственной крипты является подмосковный фермер Михаил Шляпников, привлекший на ICO этой весной 500 тысяч долларов. Колионы Шляпникова подкреплены разной сельскохозяйственной продукцией, но в основном это саженцы из его питомника.

Что такое ICO?

ICO (Initial Coin Offering) — это первичное размещение на бирже криптовалют. В отличие от размещения на обычных биржах (IPO), когда компания становится публичной (то есть ее акции можно купить и продать на торгах), требования к ICO мягче. Плюс сама процедура размещения дешевле: 10−20 тысяч долларов у ICO против сотен тысяч долларов за подготовку к IPO. Таким образом, для эмитентов криптовалюты это сравнительно легкий способ привлечения инвестиций. Создатели иткоина планируют ICO в конце месяца, размещены будут 200 молодых бычков весом в 350 килограммов (взрослый бык мясной породы может весить около тонны), максимальный объем размещения — 28 миллионов рублей.

А кто кормит быков? Стартаперы?

Можно ли дать быку имя?

Нет, быками занимаются фермеры. «Аграриум» выкупает бычков в рассрочку: сначала фермерам отдают полстоимости живыми деньгами, а через полгода остаток покрывается за счет выручки, полученной от инвесторов. Площадка гарантирует фермеру спрос — ему не нужно заниматься маркетингом и дистрибуцией мяса, он может тратить все время на уход за скотом. Интерактив с животными сведен к минимуму — вы, конечно, можете попробовать послать им мешок овса или придумать кличку, но модель работает не для этого.

Зачем нужен блокчейн?

Как гарантия передачи денег и способ отслеживания всех транзакций. Изначально блокчейн не предусматривался как рабочая технология для проекта — его решили использовать весной этого года, на волне хайпа вокруг эфириума и биткоина. Главным образом, по признанию стартаперов, блокчейн используется для привлечения финансов.

Татарстанская криптовалюта связана только с мясом?

Конкретно иткоин — да, но вообще — нет. Основатели «Аграриума», резиденты инкубатора казанского ИТ-парка Рустам Давлетбаев и Динар Шакирзянов планируют внедрить эту же схему в производство молока (милккоин) и другой сельскохозяйственной продукции, в логистику, переработку и иные отрасли. В дальнейшем они планируют создать пул криптовалют — видели недавнюю новость про казанские такси на криптовалюте? Они тоже будут в этом пуле — равно как и подмосковные колионы.

Чем раньше занимались основатели иткоина?

Рустам Давлетбаев хорошо известен тем, кто интересуется альтернативной экономикой в России, — после кризиса 2008 года он придумал свою валютную систему в деревне Шаймуратово, Республика Башкортостан, чтобы было чем платить работникам местного сельхозпредприятия. Давлетбаев ввел «шаймуратики» — товарные талоны, на которые можно было купить продукты и хозтовары. На «шаймуратики» ополчилась местная прокуратура и попыталась их запретить. После нескольких судов талоны все-таки признали легитимными, однако нужды в них уже не было, экономика села восстановилась. Другой проект, к которому имел отношение Давлетбаев — сервис безвозмездного обмена услугами и товарами «Антимагазин», появившийся в 2013 году на волне внимания медиа к подобным сервисам на Западе. Сегодня по адресу магазина находится сайт, предлагающий услуги проституток в Москве.

Динар Шакирзянов начал работать в сельском хозяйстве в 2010 году с получения лизинг-гранта на инновационный комбикормовый завод в Бугульме. Инновация, по словам Шакирзянова, заключалась в том, что в реакторе были воссозданы температура и влажность желудка животного. Там размножались ферменты, которые после сушки становились инертными, а в желудке скота опять начинали работать и активно переваривать рацион животного. В 2013 году Шакирзянов занялся проектом «Учет и контроль в сфере животноводства», получившим резиденцию в ИТ-парке Казани.

А это точно халяль?

Основатели иткоина утверждают, что технология блокчейна позволит фиксировать производственный процесс и отслеживать халяльность мяса — где и рядом с чем оно лежало, как было убито животное и так далее. Однако от вопроса о том, насколько халяльны сами криптовалюты и ссуда под проценты (что является ростовщичеством, осуждаемым в Коране), уклоняются, ссылаясь на то, что в их случае рост обеспечен естественным прибавлением веса бычков при откорме. Впрочем, сам вопрос о халяльности криптовалют дискуссионный — есть люди, полагающие, что именно блокчейн должен стать основой исламского банкинга в современном мире и что трудно придумать более халяльную технологию.


Что говорят создатели

Рустам Давлетбаев

Наша глобальная цель — создать принципиально новый механизм работы на стыке аграрных и технологических компаний. Мы используем блокчейн-архитектуру для создания продуктовых токенов, чтобы зафиксировать право человека на товар, и блокчейн — способ фиксации этого права. В дальнейшем целью нашей цифровой артели мы видим создание смарт-контрактов, а в конце концов — нового смарт-стандарта. Под этим термином мы понимаем несколько стандартизированных смарт-контрактов (смарт-контракт — контракт, автоматически и без участия человека выполняющийся при соблюдении определенных условий, например оказании услуги или оплате товара, где за контроль обязательности исполнения этих условия отвечает математический алгоритм, что гарантирует защиту от мошенничества. — Прим. «Инде»). То, что должно стать общепринятым, а в будущем и государственно признанным. Путь к этому долгий и не обязательно солнечный — скорее всего, будет сложно. Более детально мы делаем набор умных смарт-контрактов, так называемый смарт-стандарт, который может подстраиваться под изменения обстоятельств и включать в себя предусмотренные законом неустойки и штрафы в случае невыполнения своих обязательств какой-либо из сторон. В идеале мы хотим, чтобы все продовольствие в России поставлялось по таким смарт-стандартам. Мы уже определились, какую организационно-правовую форму выберем для выхода на ICO: это будет международное потребительское общество. То есть формально участники объединяются не для прибыли, а для потребления, и такая форма организации законно освободит их от необходимости платить налоги при передаче денег внутри сообщества.

Перспективы у проекта огромные. Монетизация экономики у нас в России чрезвычайно низкая — многие секторы реальной экономики никак не развиваются, потому что у них банально нет денег. Наша модель позволит многим предприятиям выпускать активы на свои товары и получать дополнительные ресурсы для их выпуска. Я уверен, что инвестиции не заставят себя ждать. В том числе и внешние — например со стороны Китая.

Сегодня идет борьба в части изменения самого продовольствия, его ДНК. Наша задача — сохранить традиционный подход к выращиванию мяса, то, что мы называем евразийскими традиционными технологиями. Тысячелетиями наши предки жили на этой земле и кормили сами себя. Почему мы сегодня должны пользоваться генной инженерией? Я с ужасом смотрю на безумные американские корпорации, которые вводят ГМО, например, в корма для животных. Зачастую животные просто отказываются есть такие корма, и компании вынуждены делать им дырки в животе, чтобы загружать туда кукурузу (фистулы в боках коров используются для забора кишечных бактерий и контроля за пищеварением, а не для загрузки корма. — Прим. «Инде»). Мы хотим гарантировать экологически безопасное производство, чтобы каждый человек понимал, по каким технологиям были произведены продукты, которые он ест.

Что думают эксперты

Анатолий Каплан

основатель сайта o криптовалютах Forklog

Связывание бизнеса в реальном секторе с блокчейном и его токенизация — это относительно новая тенденция. Проекты, которые пытаются делать что-то подобное, — первопроходцы, которым предстоит столкнуться с очень разными вызовами. Но идея использовать токен для трекинга происхождения мяса вполне жизнеспособна, блокчейн здесь легко встраивается. Есть такая же система отслеживания алкогольной продукции в России, правда, она централизованная, но суть та же: вы можете отследить происхождение и весь путь движения бутылки вина, которую купили в магазине, считав QR-код.

Ажиотаж вокруг технологии блокчейн вполне естественен, особенно с учетом сильного роста рынка криптовалют за последние полгода. Любая новая и перспективная технология неизбежно привлекает внимание самых разных людей и сообществ. Надо понимать, что блокчейн не является волшебной таблеткой, лечащей от всех проблем, — каждый случай надо рассматривать отдельно. Сейчас на рынке чувствуется нехватка экспертизы и ресерча, но я и мои коллеги работаем над этим. Надеюсь, что конструктива в блокчейн-экономике все же будет больше, чем ажиотажа.

Михаил Свердлов

представитель ФРИИ в Татарстане, серийный предприниматель, продюсер ИТ-проектов

По большому счету, сегодня биткоин подкреплен объемом электричества, затраченного на майнинг. Когда криптовалюта подкреплена чем-то физическим, что можно потрогать, а еще лучше — тем, что постоянно растет, это идеальная история. Есть уже крипты на золоте, на металле. Например, известный уральский банкир Владимир Фролов в начале года запустил в Сингапуре Copernicus Gold, а группа предпринимателей, создавших ранее «Лот-Золото», запустила блокчейн-платформу GoldMint с криптовалютой Gold. Сейчас это направление перегрето, что дает как дополнительные возможности, так и существенные риски. Но если сидеть на пятой точке ровно, то вообще ничего не получится.

Я не эксперт в животноводстве, но риски просто оценить даже обывателю. Что до преимуществ, то, во-первых, есть рост рынка мяса. Во-вторых, кроме роста рынка набирает вес и бычок. То, что он должен подрасти наполовину, — статистика, и с ней сложно спорить. Пусть даже вилка роста будет 30−45 процентов, все равно инвесторские 15 процентов реалистичны. В-третьих, с учетом текущего пузыря и хайпа, рост может быть и гораздо интенсивнее — биткоин и эфир выросли на сотни процентов только с начала года. И даже если иткоин раздуется, то упадет не ниже тех же самых 15 процентов. Вопрос только в том, как выводить дивиденды и как платить налоги в реалиях текущего российского законодательства.

Блокчейн обеспечивает честность и прозрачность, минимизирует вероятность читинга. Но тут надо понять, как будет поднят «сервер» и между кем будет распределен реестр. Сама по себе технология ничего не изменит в аграрной индустрии — все уже носятся с этой темой года три и я не видел ни одного рыночного кейса, который бы что-то менял. Даже в финансовой сфере тема идет очень сложно, хотя вроде бы индустрия более чем оцифрованная. У сельского хозяйства наверняка есть проблема по привлечению инвестиций и сбыта продукции. И где здесь блокчейн? Я бы в первую очередь отталкивался от проблем отрасли, болей бизнеса как клиента, а не от популизма и слов вроде «биг-дата», «блокчейн» и «искусственный интеллект».

Михаил Шляпников

изобретатель колиона, фермер

Точка невозврата уже пройдена, невозможно больше закрываться от блокчейна и пытаться его отменить. Технология входит во все сферы жизни, включая бизнес на земле. Нужно тестировать: на мой взгляд, предоплата за счет токенов — это хорошее решение, если это не спекулятивный инструмент, а производство мяса от закупки бычков до расфасовки готового мяса. Если будет стоять антифейковая программа, чтобы нельзя было подделывать мясо, это будет огромным плюсом для потребителя.

Некорректно сравнивать российскую банковскую ставку с возможностями блокчейна. Я лично проверял, и оказалось, что в цене любого продукта, который мы можем купить в России, как минимум 50 процентов ненужной наценки — банковские кредиты, коррупция, неразумное посредничество и регуляция. Если этот кейс сработает на коинах, то это совершенно другой подход — это разные 15 процентов в банках и здесь. У основателей иткоина довольно консервативный прогноз по росту: когда мы отказались от банковских кредитов, у меня стало получаться больше 100 процентов в год. Они либо не разобрались, либо пока не готовы озвучивать цифры публично.

Что до регуляции криптовалют, то я думаю, что государю — государево, блокчейну — блокчейново. Государство может пытаться воздействовать на технологический прогресс, но технологическому прогрессу от этого ни холодно ни жарко. Лет 15 назад чиновники управляли стрелками часов, переводили их взад-вперед, но солнце от этого не замедлилось и не ускорилось.

Александр Ильин

ресторанный критик, ресторатор

Не скажу насчет Москвы, но в Питере точно найдутся люди, готовые инвестировать в выращивание бычков, тем более что 400 рублей за килограмм — это действительно дешево. Более того, в Ленинградской области уже есть стадо, которым рестораторы владеют на паях. В Москве в большинстве случаев шефы и владельцы ресторанов ищут максимально простые решения, и тут вопрос даже не в цене, а в том, как ты сможешь проверить условия выращивания этого бычка.

Главный вопрос — в качестве. Ценность мяса зависит от множества факторов, к тому же для разных шефов понятие «хорошего мяса» разное. Люди из классических стейкхаусов требуют бычков зернового откорма, более омнивор-ориентированные не возражают против травяного и смешанного; и у всех своя публика. В работе с крупными холдингами главная сложность в том, что их интересуют крупные же закупщики. Небольшие рестораны вынуждены покупать мясо у пяти-шести поставщиков — потому что им банально могут сообщить, что на этой неделе возможности поставить нет. Так что эта затея с иткоинами может быть неплохой, особенно если будет возможность контролировать условия содержания и роста этого мяса. Тем, кто работает с бургерами и вообще с рубленым мясом, это точно будет интересно.


Комментарии — 0
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте