Burger
Человек дела. Католический священник — о жизни казанского прихода, сериале «Молодой папа» и публичных высказываниях церкви
опубликовано — 27.07
просмотры — 2944
комментарии — 4
logo

Человек дела. Католический священник — о жизни казанского прихода, сериале «Молодой папа» и публичных высказываниях церкви

Реакция родителей на обет безбрачия, дружба католиков и протестантов и фильм «Ной»

Год назад католический храм Воздвижения Святого Креста в Казани покинул отец Диогенес, прослуживший в Татарстане 21 год и награжденный медалью «За доблестный труд» из рук президента Рустама Минниханова. На его место пригласили 38-летнего уроженца Нижнего Новгорода, окончившего школу в Набережных Челнах. «Инде» поговорил с отцом Андреем о его впечатлениях от работы, о том, как организован казанский приход, и почему не стоит изучать Библию в массовой культуре.


Путь к священству: библейские собрания, реакция родителей и учеба в Папском университете

Мое детство прошло в Поволжье: родился в Нижнем Новгороде, а потом родители уехали в Набережные Челны — это было, когда там начался строительный бум. Среднюю школу я окончил там же, а потом поступил в авиационный институт в Казани — хотел быть инженером авиационных строений. В это время и началось мое полноценное знакомство с христианством — мои родители, конечно, считают себя православными, но они мало практиковали религиозное служение, хотя мне всегда нравилось смотреть в воскресенье утром мультфильмы о Христе и вере — например православный мультфильм «Рождество Христово» (но, честно говоря, на тот момент для меня не было разницы, православный он или католический).

Когда я учился в выпускном классе, я увидел объявление о собраниях библейского общества: это были межконфессиональные встречи, на которых собирались протестанты и католики. Постсоветское население было малообразовано в религиозном смысле, поэтому такие встречи пользовались популярностью. На одной из них я впервые познакомился с католическим священником — это был настоятель католического прихода в Казани отец Хуан Карлос. В то время приход только получил часовню, которая находится на Арском кладбище, и там стали проводить службы — до этого община ютилась на квартире где-то на Щапова.

«С православной церковью у меня почему-то не сложилось, хотя это первое место, куда идет русский верующий человек»

Я долго пытался определиться, понять, к какой христианской общине стоит примкнуть. С православной церковью у меня почему-то не сложилось, хотя это первое место, куда идет русский верующий человек. Я выбрал католическую церковь, хотя знал о ней только две вещи: в храмах есть скамейки и орган. Рациональных аргументов у меня не было — просто в католическом пространстве мне было внутренне хорошо, стабильно и спокойно. В конце 1996 года я стал католиком. Тогда же решил, что хочу стать священником, то есть полностью посвятить жизнь служению Богу.

Порядок принятия сана я понимал смутно, но когда в первый раз пришел к католическому священнику, сразу сказал, что хочу служить Богу. После года пребывания в католической церкви я поступил в семинарию: сначала был подготовительный годовой курс, а потом еще шесть лет учебы, два из которых я провел в Санкт-Петербурге, а четыре — в Италии, недалеко от Рима. Я принадлежу к католическому ордену (монашеской конгрегации) «Общество Воплощенного Слова». К нему же принадлежал мой первый учитель и первый настоятель казанского католического собора отец Хуан Карлос, а еще — отец Диогенес, который прослужил в Казани 21 год.

После всех университетов и семинарий я стал священником. В 2005 году меня направили в Омск, где я служил настоятелем сразу трех приходов — Омского и областных. Восемь лет я набирался опыта в Сибири, а потом меня снова пригласили учиться — в Папский Урбанианский университет в Риме, где с 1627 года священников обучают миссионерской деятельности. Там я провел три года и в 2016 году приехал в Казань на место отца Диогенеса, который стал генеральным викарием епархии Святого Климента в Саратове. Я был рад, потому что вернулся в тот приход, в котором начинал свой путь к Богу. Теперь я отвечаю за весь Татарстан и за близлежащие республики — например Марий Эл.

Поначалу родители критично отнеслись к моему выбору, особенно отец. Мне кажется, он до сих пор не до конца доволен ситуацией — его, например, смущает, что я как католический священник принял обет безбрачия. Я его понимаю. С другой стороны, они видят, что я доволен тем путем, который выбрал. Особенно это было заметно в первые годы: когда я стал католиком, я очень переменился в лучшую сторону, думаю, это их успокоило. Мне сложно судить, стали ли родители более верующими — все-таки во взрослом возрасте трудно менять мировоззрение. Каждый человек хотел бы, чтобы все его родственники были одной религии с ним, но у меня не сложилось — так уж вышло. В нашем приходе немало прихожан, которые являются единственными католиками в семье.

Как живут рядом православные, католики, протестанты и атеисты

Работать в Казани намного легче и интереснее, чем в Омске, потому что в многоконфессиональном обществе отношения между представителями разных религий проще. В Омске не было открытости и была настороженность по отношению к католикам, единственные, с кем там было просто общаться, — это протестанты. Они чувствуют себя еще более изолированными, поэтому сами жаждут какого-то диалога. Здесь мы иногда приглашаем православные хоры на рождественский концерт. Было время, когда у нас выступали служители Раифского монастыря. Иногда и нас приглашают православные — например в Духов день, когда в церкви играют народную музыку.

Мне не обидно, когда меня не приглашают на официальные мероприятия, куда обычно ходят главы мусульманского и православного приходов. Если меня будут везде звать, у меня не останется времени на прямые обязанности; мусульман и православных больше, поэтому они могут позволить себе кого-то отправить на событие и разделить работу между оставшимися. Но вообще мы в Казани на отношение властей к конфессии не жалуемся.

Конечно, сложности тоже бывают — люди разные, и с плохим отношением можно столкнуться где угодно. Есть экстремисты, которые негативно относятся ко всему, что не входит в их веру. Есть агрессивные атеисты, но если один атеист относится к верующему человеку плохо, не стоит обобщать и судить группу людей только по одному человеку. Когда верующий человек пытается жить по-христиански в среде неверующих, он рано или поздно столкнется с непониманием, и это нормально — просто у него и у его окружения разное мировоззрение.

Я думаю, знание другой культуры помогает ценить свою собственную. За годы жизни в Италии я увидел много общего между российской и европейской культурами. Понятно, что в эпоху глобализации нюансы стираются, но, на мой взгляд, если многообразие станет однообразием, это будет большая потеря для общества. Жить с людьми, которые от тебя отличаются, намного увлекательнее: они знают то, чего не знаешь ты, а ты обогащаешь их элементами своей культуры. Иногда обмен происходит неожиданно: на Западе, к примеру, очень ценят русскую культуру, и я стал читать Солженицына по совету европейцев, с которыми вместе учился в Италии.

Ордена и общины

Наша церковь принадлежит к ордену «Общество Воплощенного Слова». Служить Богу можно по-разному, и ордена — это как распределение верующих по профориентации. Кто-то занимается воспитанием молодых людей, кто-то ухаживает за больными, кто-то посвящает свое время исключительно молитве. При этом монахи, которые занимаются активной деятельностью, тоже посвящают время молитве, а те, которые только молятся, могут помочь больному, так что одна специализация не исключает другой полностью. Но единение с Богом при помощи молитвы считается высшим призванием человека, поэтому «молитвенные» ордена особо почитаемы.

«Служить Богу можно по-разному, и ордена — это как распределение по профориентации»

У казанского прихода есть сайт — два-три человека из числа прихожан пишут статьи на добровольной основе. Страницу во «ВКонтакте» кое-как веду я, хотя мне очень сложно из-за недостатка времени. Помогают люди, которые записывают мои воскресные проповеди, расшифровывают и выкладывают в интернет. Хозяйственная часть тоже поддерживается прихожанами — добровольцы помогают с уборкой территории собора, мелким ремонтом. Также в приходе есть монахини — они поддерживают порядок и готовят богослужения. Еще есть хор и органист. При каждом католическом приходе работают советы, так что я не решаю церковные дела единолично. Представители общины обсуждают, какие мероприятия проводить и как делить обязанности, на общих собраниях.

Большинство наших прихожан — люди, которые приехали из регионов России, где проживали поляки, немцы и литовцы. Есть те, кто пришел к католичеству в сознательном возрасте, — для таких я провожу курсы подготовки, которые называются катехизацией и длятся примерно год. Там я рассказываю об основах католической веры: что такое церковь, о чем говорило священное писание, какие бывают таинства, молитвы, божьи заповеди. Но и после этого останавливаться в религиозном образовании не стоит. Для дальнейшего просвещения паствы есть проповеди — их смысл в том, чтобы восстановить в памяти людей забытые моменты, освежать и углублять существующие знания.

Бывает, к нам обращаются поздно: например умирающий человек, который ни разу в жизни не причащался. Или приходят родственники, которые просят провести обряд похорон, хотя, пока человек был жив, он не ходил в храм. Я думаю, это не очень правильно. Прихожан мы хороним на обычных кладбищах. Раньше на Арском была католическая часть, рядом с нашей часовней, но потом эту землю забрали.

Современный мир и Церковь

«Нужно понимать, что люди, которые высказываются от лица церкви, иногда высказываются неудачно. И это, в принципе, нормальная ситуация»

Сейчас всю католическую церковь ругают за либерализацию. Но церковь просто старается соответствовать времени и применять Евангелие к современным вызовам. Духовенство находится под влиянием внешнего мира и выносит суждения, опираясь на повседневный опыт, поэтому в погоне за современностью иногда случаются перегибы. Впрочем, может случиться и переизбыток традиционализма, поэтому превращаться в фанатиков служителям церкви тоже нельзя. Понятно, что грех — это грех, но Христос пришел ради грешников, так что все догмы стоит интерпретировать во благо людям. А для священника самый опасный грех — мирская суета. Это когда ты забываешь о том, что должен посвящать себя глубокой духовной жизни, и полностью уходишь в дела административные, хозяйственные. Но нужно помнить, что прежде всего ты — ходатай за людей перед Богом, человек-молитва.

Люди, которые высказываются от лица церкви, иногда высказываются неудачно, и это, в принципе, нормальная ситуация. Медиапространство для нас — это инструмент, который нужно использовать с умом. Я думаю, хорошо, что кардиналы попросили папу Римского разъяснить некоторые аспекты его обращения к верующим (в начале года четверо кардиналов выразили папе Римскому Dubia, каноническое письмо с просьбой разъяснить слова папы Франциска о возможности повторного венчания разведенных католиков. — Прим. «Инде»). Да, они поставили под сомнение авторитет папы, но тем самым они показывают миру альтернативное мнение, которое действительно существует в церкви.

В современном мире церковь сталкивается с новыми вызовами. Интернет и социальные сети продолжают процесс упрощения и ускорения доступа к информации, который начался лет сто назад. У человека остается меньше времени, чтобы просто остановиться, задуматься. Но в католической церкви веками существовали методы, которые помогали вернуться к себе: молитва и уединение.

Массовая культура и католицизм

Я еще не смотрел сериал «Молодой папа», но слышал, что доля правды про католическую церковь в нем есть. Нужно будет обязательно посмотреть, чтобы понять, как люди видят нашу веру. А вот фильмы про экзорцизм, мне кажется, снимают, чтобы просто попугать людей. Хотя есть, конечно, хорошее кино, которое адекватно передает суть ритуала, — например «Семь демонов Эмили Роуз» или старый фильм «Экзорцист». Также жизнь католика отражают фильмы «Святой Ян Боско» и «Святая Мать Тереза». А вот в современном фильме «Ной» уловимы лишь мотивы Библии — главный герой и фраза «каждой твари по паре».

Вообще, если человека по-настоящему интересует учение, нужно читать катехизис. А поверхностные знания можно получить из «Википедии» или католической энциклопедии. Хотите постичь духовность — читайте труды святых католической церкви. Узнать католическую церковь или разобраться в вере по какому-то одному произведению сложно: мы всегда рискуем встретиться с однобоким взглядом, поэтому нужно привлекать разные источники. Ведь даже Евангелие состоит из нескольких книг, которые писали разные апостолы.

Фотографии: Регина Уразаева


Комментарии — 4
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте

Leysan Faizova
31 июля, 16:06
очень интересно было почитать, спасибо. Ничего не знала о католиках Казани )
German Grishin
Leysan Faizova,
Leysan Faizova
31 июля, 16:06
только ссылка на сайт не работает
German Grishin
Leysan Faizova, привеи