Burger
Новое место. Северный тики Nightmore, завтрак с бурбоном для рок-н-рольщицы и брускетта с говяжьими щечками в More на Карла Маркса
опубликовано — 01.12
просмотры — 14546
logo

Новое место. Северный тики Nightmore, завтрак с бурбоном для рок-н-рольщицы и брускетта с говяжьими щечками в More на Карла Маркса

Бар, который наконец-то открылся

Слухи о том, что на улице Карла Маркса откроется бар More, появились еще в мае. Владельцы планировали открыть заведение в середине лета, но в июле день Х пришлось перенести: сначала на неделю, потом еще на одну, потом еще... К сентябрю More оброс городскими мемами про прокрастинацию, а 3 ноября PR-менеджер бара завела телеграм-канал, в котором каждый день грустно шутила о постоянном переносе открытия. 30 ноября, в четверг, бар принял первую сотню гостей — они выпили и съели все запасы, поэтому первую пятницу пришлось пропустить. «Нам понравилось открываться. В субботу еще раз откроемся», — пообещала пиарщица в «Телеграме». «Инде» побывал на первом открытии и узнал, почему запуск More растянулся на полгода и что стоит заказывать в баре.


В бар More попадаешь как на сцену: спускаешься по узкой темной лестнице вниз, раздвигаешь портьеры и оказываешься на подмостках. Открывается вид на ярко освещенный бар — он ослепляет, как софиты, и не дает быстро сориентироваться. Справа и слева, между тобой и баром ― столики, и ощущение такое, будто сидящие за ними гости ждут от тебя искрометного стендапа.

Новое место открыли бывшие бармены ReLab и Mr. Willard Илья Терентьев и Илья Пацалюк. Концепция водной стихии и путешествий по ней, к которой апеллирует название бара; в интерьере, к счастью, обошлось без канатов и миниатюр кораблей. Вместо них на аквамариновых стенах нарисованы кит и другие морские обитатели, вокруг которых написаны цитаты из литературных произведений о море. Барная стойка и большой коммунальный стол сделаны из дерева макоре, которое в XVII веке жители стран субэкваториального пояса использовали для строительства кораблей. На стенах — живой мох, в горшках — живые комнатные растения. Бетон и обнаженная кирпичная кладка, металлические подвесы для ламп и черный потолок отсылают к индастриалу. Дизайн бара разработала Наталья Каляева, землячка Ильи Терентьева из Саратова, одного из соучредителей бара. Роспись на стенах сделала архитектор и дизайнер Камилла Валиуллина. Часть мебели Терентьев и Пацалюк сделали своими руками. Ремонтировали помещение тоже сами.

Илья Терентьев

соучредитель бара More

Каждый бармен мечтает о собственном баре. Год назад, работая в Mr. Willard, мы с Ильей познакомились с человеком, который сказал, что готов вложиться в нашу идею. Мы искали помещение девять месяцев, но каждый раз подводили арендодатели. У нас был четкий концепт для бара на 150 квадратных метров, но в итоге нашли помещение в два раза больше, и первоначальный замысел пришлось масштабировать. Открытие постоянно откладывалось из-за недобросовестных подрядчиков. Например, мебельщик обещал сделать барную стойку и столы за десять дней, но не сделал даже за три месяца. Этот бар способствовал нашей с Ильей эволюции: в самом начале проекта мы не знали, как правильно держать кисть, а в итоге научились шлифовать, строгать, шкурить и красить. Когда мы отчаялись дождаться мебельщика, сами построили барную стойку со столешницей из редкого красного дерева макоре, которое нам доставили из Субэкваториальной Африки. Зачистили ее электрорубанком, отшлифовали, распилили, покрыли маслом, а потом снова отшлифовали и второй раз покрыли маслом. То же самое проделали со столешницей коммунального стола, который, по нашему замыслу, должен стать центром притяжения гостей.

Идею коммунального стола, за которым разные компании знакомятся и общаются между собой, команда бара подсмотрела в ирландских пабах. Сглаживать неловкости, возникающие между пока еще не знакомыми друг с другом людьми, в More будет специально обученный ровер или юнит-бармен (это обязанность Ильи Пацалюка, соучредителя More). Его задача ― рассказывать анекдоты, угощать и задавать тему вечера, которая поможет гостям установить контакт. Для тех, кому не по душе шумные компании, есть второй зал, отделенный портьерами. Там даже спинки у диванов оборудованы «ушами» — боковыми перегородками, как бы изолирующими гостя от окружающего мира.

В More могут смешать любой классический коктейль; в авторской барной карте пока всего восемь позиций, причем часть из них ― вариации популярных напитков. Например, Sunny Spirit — это твист на немного приевшийся апероль-спритц, тон в котором задает биттер-ликер Suze из травы горечавки (она задает настроение «еду в солнечный летний день на велосипеде по полю с одуванчиками»). На аперитивный коктейль Sailor’s Wife барменов вдохновила Анна Тимирева, жена адмирала Александра Колчака. Этот напиток бармены More посвящают российским женщинам и их способности ждать (по замыслу, ноты островного виски должны навевать ассоциации с запахом моря, который чувствуешь, стоя на берегу). Коктейль Childish делают из бренди, настоянного на пломбире и беконе; напиток апеллирует к детским воспоминаниям о мороженом в вафельном стаканчике. На обратной стороне подставки, на которой подают этот коктейль, написаны шутливые задания для гостя, ― например, рассказать бармену анекдот или обнять незнакомого человека. Этот трюк Илья подсмотрел в рекламе Mentos. Юнит-бармены будет следить, чтобы все задания четко выполнялись.

Коктейль Coffee 4 My Valentine отсылает к группе Bullet For My Valentine.

— Это игра слов. Мы придумали завтрак для дамы-рок-н-рольщицы, которая настолько крута, что по утрам пьет не кофе, а крепкий коктейль на основе бурбона и кофейно-тыквенного орджита (сиропа. — Прим. «Инде»). Его мы подаем в турке, — рассказывает Илья Терентьев.

На одной из стен — пробковая карта мира. В Японию, Норвегию, США и Кубу уже воткнуты флажки. Предполагается, что она будет интерактивной:

— Любой гость может рассказать свою историю, связанную с путешествием, поделиться впечатлением или показать вещь из поездки, а мы обещаем создать коктейль по его воспоминаниям, — говорит Илья. — У нас уже есть коктейль Nightmore, созданный по впечатлениям о путешествии нашего друга в Норвегию. Это напиток на основе настоянной на морошке водки с добавлением других северных ягод. Мы зовем его «северным тики» (тики — название идолов, которым поклонялись первые жители Гавайев, прибывшие на остров из Полинезии; культура тики проникла в американское общество после 1930-х, тогда же в Америке появились бары, обставленные истуканами, где напитки подавались в стаканах, стилизованных под тики. Примеры тики-коктейлей — «Зомби», «Май-тай». — Прим. «Инде»). В разработке — история про лес самоубийц в Японии, путешествие в Перу и Штаты.

Еще одна фишка бара — крепленые вина, которые в More ароматизируют бананом, щепой и другими непривычными для вина ингредиентами. Первую партию обещают закупорить в обожженные (что тоже повлияет на вкус напитка) бочонки уже на следующей неделе.

— Один из наших главных посылов — это отсутствие снобизма, — говорит Илья. — Если вам понравится вкус крепленого вина, не обращайте внимания на тех, кто говорит, что пить его — дурной тон.

В кухонном меню всего десять позиций. Его разработал бывший шеф-повар Mr. Willard и нынешний шеф-повар Big Butcher Grill & Bar Виталий Илюхин. Большая часть позиций — современный стритфуд: бургер с рваной говядиной, такос с индейкой, багет с языком, бейгл с семгой и грушей. Говяжьи щечки в брускетте с салатом очень нежные, хотя бородинский хлеб и соус спорят друг с другом и дают сильный посторонний вкус, который сбивает с толку вкусовые рецепторы. Приборы понадобятся только для двух позиций меню — томатного супа с креветками и овощами (мед, вустерширский соус и бальзамико нейтрализуют излишнюю кислоту томата; суп получается с насыщенным, но мягким вкусом) и каталонского крема. Этот крем — почти идеальный десерт, на который непременно нужно оставить место: легкий, не приторный, с карамельной корочкой, которую приятно разбивать ложкой.

Виталий Илюхин

шеф-повар бара More

Оба Ильи дали общие рекомендации по кухне, которую хотели получить, но в итоге все меню мы утвердили с первого раза. У меня были задумки, которые не подходили к концепциям предыдущих заведений, где я работал, а здесь они выстрелили. В бургер я кладу говяжью грудинку, которая сначала маринуется, а потом томится семь часов при низкой температуре и в итоге превращается почти в тушенку. Язык для багета с языком (изначально была идея назвать это блюдо «Хот-дог с языком») я тоже довожу до состояния тушенки, когда мясо уже очень нежное, но структура все равно еще чувствуется.

Со 2 декабря бар работает ежедневно с 17:00 до 4:00

Что пить:

Метакса на беконе и пломбире Childish300 ₽Мартини «Амбрато» и одуванчиковый биттер Summer’s Spirit300 ₽
Ром на арахисовой пасте Rock’n’Real300⠀₽
Настойка на северных ягодах и брусничная содовая Nightmore300⠀₽
Бонито, бурбон и кофейно-тыквенный орджит Coffee 4 My Valentine300⠀₽
Suze и кунжутное масло Sailor’s Wife300⠀₽

Что есть:

Митболы с сыром320 ₽Брускетта с щечками240 ₽
Такос с индейкой360 ₽Томатный суп260 ₽
Бейгл с языком390 ₽Морковный пирог190 ₽
Бейгл с семгой и грушей320 ₽Тыквенный тарт190 ₽
Бургер с рваной говядиной390 ₽Каталонский крем190 ₽

Где:

Адрес:

К. Маркса, 5

График работы:

ежедневно 17:00−4:00

Соцсети:

Instagram

Telegram

Фото: Регина Уразаева