Burger
Бьюти-редактор Маша Ворслав: «Надеюсь, люди станут покупать меньше косметики»
опубликовано — 20.06.2019
logo

Бьюти-редактор Маша Ворслав: «Надеюсь, люди станут покупать меньше косметики»

Интервью о цензуре бьюти-рекламы, успехе крема Glass Skin и социальной функции макияжа

В минувшие выходные в Казани прошел Летний книжный фестиваль «Смены». Событие посетили около 16 тысяч человек, которые купили более шести тысяч книг. Самой востребованной из них стала «Нормально о косметике» бьюти-редактора The Blueprint, визажиста Маши Ворслав и автора телеграм-канала Don’t Touch My Face Адэль Мифтаховой. «Инде» поговорил с Ворслав о работе над книгой, популярности мужского макияжа и будущем туши для ресниц.



Зачем писать книгу о косметике в эпоху телеграм-каналов, инстаграм- и ютуб-бьюти-блогов?

Качество всех перечисленных оставляет желать лучшего: информация не всегда соответствует действительности, к тому же у них императивная подача материала. Конечно, есть инстаграмы, ютуб-блоги и телеграм-каналы, контенту которых можно доверять. Но чтобы все было в одном месте — и про декоративную косметику, и про уходовую, — такой инструкции еще не было не только на русском языке, но и, насколько я знаю, на английском.

Недавно вышло второе издание «Нормально о косметике», чем оно отличается от первого?

По контенту практически ничем. Мы полностью поменяли иллюстрации. Мы довольно быстро делали первое издание и не успели как следует поработать над ними. Новые иллюстрации нарисовала моя подруга, визажист Ирина Гришина, поэтому они более верные с точки зрения анатомии. Еще немного поменялась обложка (шрифт, цвет) и увеличился список источников.

Каким был самый запоминающийся отзыв на книгу?

Я почему-то запомнила только те отзывы, которые мне не нравятся. Мне дико не нравится, когда нашу книгу называют бьюти-библией. Это некоторое навязывание: «вам обязательно надо иметь эту книгу», хотя на самом деле это не так. Еще не нравится, когда ее называют бьюти-библией для девочек. Потому что она и для мальчиков, и вообще для всех, кто хочет узнать про косметику. Мы специально писали ее нейтрально, чтобы не возникало ощущения, что с тобой разговаривают как с ребенком.

В вашем телеграм-канале «Банки-******» 13 тысяч подписчиков, а в инстаграме — больше восьми. Часто ли вы общаетесь с ними?

На самом деле очень редко. Telegram в принципе не предполагает обратной связи, чаще мне пишут на почту или в инстаграм. Не могу сказать, что я супероткрытый человек. Мне кажется, нужно больше общаться с подписчиками, потому что это дополнительный источник понимания сферы. Например, часто мне присылают интересные мейки или статьи. У меня образ Кэрри Брэдшоу, которая готова отвечать на все входящие. Это требует от меня ресурсов, которых у меня не очень много. Но я стараюсь отвечать, тем более что те, кто мне пишет, обычно супервежливы.

Любимые инстаграм-страницы Маши Ворслав

В прошлом году марка Organic Shop в сотрудничестве с вами выпустила крем Glass Skin. Чем для вас стала эта коллаборация — возможностью рассказать о себе новой аудитории или создать средство, которого лично вам не хватало?

Не думаю, что коллаборация как-то повлияла на мою популярность в соцсетях. Я примерно понимала, какого средства не хватает на рынке, и предложила ребятам его сделать. Успех меня очень сильно удивил. Я не ожидала, что крем понравится стольким людям — причем не только обычным пользователям, но и визажистам. Мне часто говорят, что пользуются средством, и благодарят. Даже люди, от которых я этого не ожидала, — например аллерголог Ольга Жоголева, с которой я консультировалась для книги. Сейчас я в режиме самопала делаю англоязычные этикетки. Клею их на банки, которые дарю иностранным коллегам и друзьям, чтобы они понимали, что на них написано.

Все думают, что этот крем сделала я, но на самом деле я просто дала четкое техническое задание и следила за его выполнением. Технологи Organic Shop говорят, что это было одно из самых сложных технических заданий среди блогеров (крем Glass Skin — часть коллекции, созданной с блогерами. — Прим. «Инде»). Довольно трудно было сделать нужную текстуру, и я верю технологам, потому что такой еще не встречала. Мы ориентировались на Weleda Skin Food и Elizabeth Arden Eight Hour Cream. Я хотела, чтобы этот крем был минимально комедогенным, не вызывал аллергию, имел стеклянный блеск, смешивался с косметикой, увлажнял, питал и успокаивал кожу. И чтобы его можно было наносить на глаза.

Есть ли статистика продаж крема? Важно ли вам, чтобы Glass Skin был в числе самых продаваемых?

Пиар-директор бренда говорит, что это одна из самых популярных банок в коллаборации [с блогерами]. У меня есть процент с продаж, и по моим подсчетам, продалось не меньше 10 тысяч баночек. Это как-то тешит мое эго. Плюс это еще одно объективное доказательство того, что я что-то понимаю в сфере, в которой работаю. После этой коллаборации моя самооценка поднялась, потому что даже визажисты, которые работают с суперлюксовыми клиентами на дорогой косметике, не стесняются использовать Glass Skin. Для меня это показатель.

Нормально ли не разбираться в косметике?

Конечно нормально. Я вот японский язык не знаю, и что? То, что я работаю в этой сфере, не значит, что считаю ее самой важной.

Как собрать базовый набор декоративной косметики? Каков необходимый минимум, чтобы классно выглядеть?

Когда я работаю с клиентами, суперподробно спрашиваю, чего они хотят и когда им нравится, как они выглядят. Чаще всего просят легкое тональное средство, тушь и помаду. И испокон веков это три самые продаваемые категории косметики. Мой выбор — помада и тональник.

Макияж существует скорее для себя или для других?

Мы существа социальные. Поэтому нельзя сказать, что мы одеваемся только для себя и неважно, как на нас отреагируют другие. Мне будет приятно, если кто-то скажет: «Какой у тебя прикольный мейк». Но если кто-то скажет: «Что она делает со своим лицом?», я просто пойму, что нам с человеком не по пути, и все. Так что макияж и для себя, и чуть-чуть для общества.

Пять любимых средств Маши Ворслав

  • Помада MAC Chili. «Идеальная теплая красная, холодный красный мне сейчас не нравится. Люблю накрасить ею губы, а потом промокнуть несколько раз салфеткой, чтобы пигмент впечатался в кожу, а все масла ушли, — выглядит, будто губы сами по себе такого цвета».
  • Крем для умывания «Черный жемчуг». «Отличный непенящийся крем, который подходит для сухой и комбинированной кожи».
  • Тушь Clinique Lash Power Mascara. «Смывается только теплой водой, не отпечатывается и не осыпается, при этом придает объем — обычно эти два качества не сочетаются. У нее узкая щеточка, я такие люблю — можно добраться до ресниц в уголках глаз».
  • Санскрин BIORE UV Athlizm Skin Protect Milk на химических фильтрах с SPF50 и PA++++. «В этой серии есть еще гель, но молочко мне нравится больше: оно засыхает до бархатистости и не сушит кожу. Идеально держится, макияж на него ложится отлично. На веки я его не наношу, только вокруг глаз — и днем он не стекает в глаза, это круто».
  • Сыворотка The Ordinary Marine Hyaluronics. «Очень жидкая, но отлично увлажняет. Ее не обязательно запечатывать кремом: внутри есть что-то масляное, что препятствует испарению влаги из кожи. Так как у меня комбинированный тип кожи, я иногда пользуюсь только ею».

Откуда пошел тренд на мужской макияж? Почему он сейчас популярен?

Мне кажется, это следствие пересмотра патриархата как единственного общественного устройства. Феминизм борется за равноправие: чтобы не только женщины слезли с каблуков и у них была выше зарплата, но и мужчины чувствовали себя свободнее, вылезли из маскулинного образа, который предлагает патриархат. Сейчас все больше подчеркивается индивидуальность людей и пересматриваются гендерные нормы. Поэтому все, что позволяет себя выражать, становится популярнее, в том числе и мужской мейк. Тренд уже подхватили крупные игроки. Например, Chanel выпустили линейку средств для мужского макияжа. И это не первый бренд, который сделал подобное. У Tom Ford уже несколько лет есть линейка мужского макияжа, 10−15 лет назад Жан-Поль Готье выпускал такую коллекцию, но тогда она не очень зашла. Сейчас же социальные сети подогрели интерес к гендерфлюид-образу, и мужской мейк стал популярным.

Где проходит грань между женским и мужским макияжем? Чем они различаются?

Если человек не позиционирует себя как мужчина или женщина, то есть он небинарен, тогда у него небинарный макияж. Если мейк на мужчине, можно сказать, что он мужской, если на женщине — женский. Конечно, если говорить про лексику визажистов, то, по их мнению, мужской макияж чаще всего суперлегкий. Мужчину обычно стараются не трогать — максимум замазать прыщик и чуть-чуть синяки. Но если мужчина попросит накрасить ему тушью ресницы, ты откажешь? Нет.

Этой зимой NYX Russia отретушировали рекламу коллекции Sugar Trip, убрав из нее накрашенного мужчину-модель. Почему, на ваш взгляд, это произошло? Как вы относитесь к такому решению?

Мы просили разъяснить ситуацию для The Blueprint, но NYX не отреагировали на наш запрос. Мне кажется, это случай самоцензуры. Просто люди, которые работают в бренде, не захотели словить негатив в социальных сетях, который они думали, что получат. С одной стороны, я их понимаю. С другой — это немного лицемерно, потому что зарубежные блогеры воспринимают марку как открытую, а в России бренд получается закрытым.

Как вы считаете, готово ли вообще российское общество к накрашенным мужчинам?

Нет. Общество к переменам вообще никогда не готово. Можно постепенно заставлять людей привыкать к новому, но это не значит, что им будет комфортно, когда они увидят то, что им рвет шаблоны. Не нужно бояться [краситься], но надо стараться быть в безопасности — например, не ходить с мейком ночью по стремным районам, потому что тебя просто убьют и ты ничего не изменишь в этом мире. В целом мне бы хотелось, чтобы люди в России были более открытыми.

В прошлом году издание Business of Fashion выпустило материал о том, что тушь для ресниц теряет свою актуальность: аналитики прогнозируют, что к 2021 году темпы роста продаж снизятся с четырех до двух процентов. На ваш взгляд, почему это происходит? Значит ли это, что условно через десять лет мы совсем откажемся от туши, или это временное явление?

Честно говоря, не знаю, откуда они взяли эту информацию. Могу предположить, что это из-за роста популярности процедуры ламинирования и коллагенирования ресниц. Плюс тушь все чаще не используют в модных съемках. Но в целом тушь — это народная штука. Если хочешь сделать взгляд более открытым, берешь ее, и все. Кажется, она никуда не пропадет. Другое дело, в самой формуле, возможно, очень мало изменений. Тушь находится около глаз и должна быть максимально безопасной. С ней особо ничего не сделаешь: нельзя добавить блестки или суперъяркий краситель.

Сейчас идет глобальный тренд на экологичность. Как производители декоративной косметики реагируют на него?

Пока особо никак. Некоторые, вроде Lush, у которых экологичность заложена в ДНК, конечно, не могут отступить от себя и производят экологичную упаковку. Но в целом пока используется не так много перерабатываемого пластика и альтернативных упаковок. Сейчас мы с Organic Shop обсуждаем декоративную линейку. Если все получится, она должна выйти к декабрю. Мы постараемся выбрать не пластиковые упаковки, потому что у Organic Shop большой тираж продуктов — не хочется, чтобы он был в пластике.

А как производители используют технологические инновации? Знаю, что, например, Chanel выпустили тушь с щеточкой, напечатанной на 3D-принтере.

Мне кажется, их цель — хайпануть. Новое — не значит лучше. В чем преимущество дорогих брендов косметики? Они могут использовать более совершенные методы производства. Например, помол дорогой пудры чаще всего более тонкий, чем помол дешевой, — из-за этого она лучше выглядит. Плюс бренды могут ее ароматизировать, засунуть в какую-нибудь офигенную упаковку. Но в принципе инноваций в декоративке не так много.

Каким вы представляете будущее декоративной косметики?

Мне кажется, большая часть макияжа перейдет в виртуальную реальность. Сейчас есть программы, позволяющие примерить мейк — взять те же маски в Instagram. Я надеюсь, люди станут покупать меньше косметики. Еще есть тренд на отказ от тестирования на животных. Оно и сейчас мало где применяется, но, думаю, лет через десять его не будет даже в Китае. Точно будут какая-то суперудобная перерабатываемая упаковка и кисти из синтетического биоразлагаемого ворса, потому что сейчас для них используют мех животных.

А макияжа?

Люди могут краситься как угодно. Макияж зависит от всяких социальных событий, поэтому предсказать его трудно.