Burger
Опустошенные австралийцами бары и культ чак-чака. Что пишут о Казани Associated Press, Reuters, The Guardian и другие
опубликовано — 04.07
просмотры — 4440
logo

Опустошенные австралийцами бары и культ чак-чака. Что пишут о Казани Associated Press, Reuters, The Guardian и другие

Чистота, безопасность и тополиный пух на ЧМ-2018

Накануне ЧМ-2018 казанские СМИ предполагали, что самое большое число болельщиков стоит ждать из Германии. На деле все вышло иначе: на первую казанскую игру прилетели тысячи австралийцев, а потом город поочередно наводняли иранцы, колумбийцы и аргентинцы, а вот французов, немцев и испанцев было почти не видно. Говорят, европейцы неохотно едут в Россию из-за того, что клубный футбол занимает их больше, чем национальный, а еще из-за пропаганды. «Инде» прочитал и законспектировал отчеты иностранных журналистов о поездке в Казань и вынужден констатировать: не знаем, как остальная Россия, но столица Татарстана почти у всех оставила положительное впечатление.



Читайте также:

Associated Press (США) — про культ чак-чака

Материал от 24 июня

Корреспондента Самюэля Петрекена настолько впечатлил культ чак-чака в Казани, что он посвятил главному татарскому десерту целый материал. Начинается он с предположения, что в казанских магазинах, кафе и ресторанах чак-чака может быть больше, чем болельщиков в городе. Петрекен отмечает, что это не просто гастроаттракцион для туристов — чак-чак, по его наблюдениям, любят все местные жители. В подтверждение журналист внезапно приводит слова танцовщика и лауреата «Золотой маски» Нурбека Батуллы, с которым ему удалось пообщаться: тот признался, что не ест десерт каждый день, но покупает его в качестве подарка друзьям. Особенно, как выяснилось, Батулла любит чак-чак хлебозавода № 3.

За время своего пребывания в Казани корреспондент успел найти три формы, в которых продается чак-чак: кружочки, пирамидки и холмики. Вспомнил Петрекен и про рекорды: 1000-килограммовый чак-чак на 1000-летие Казани площадью 13 266 квадратных метров, который, как отмечает журналист, почти в два раза больше футбольного поля «Казань Арены», а также четырехтонный чак-чак в виде футбольного мяча, приготовленный накануне открытия чемпионата мира и попавший в Книгу рекордов России.

Аутентичность Петрекен ожидаемо советует искать в музее чак-чака. Экскурсовод предупредила его, что изначально чак-чак — семейное, домашнее блюдо, поэтому единого точного рецепта не существует. «Основным ингредиентом является любовь. Без хорошего настроения невозможно приготовить чего-то вкусного», — цитирует журналист сотрудницу музея. Материал о природе культа чак-чака завершают слова американца, сравнившего татарский десерт с рисовыми хлопьями Rice Сrispy. Кажется, и правда похожи.

The Sydney Morning Herald (Австралия) — об опустошенных барах

Материал от 18 июня

Футбольный корреспондент Доминик Босси сконцентрировался на том, какое впечатление болельщики из Австралии оставили после себя в Казани. Босси пообщался с сотрудниками заведений, которые рассказали ему об опустошенных пивных кранах в день матча между Францией и Австралией. «Австралийские парни похожи на русских, потому что мы все пьем слишком много. К утру у нас закончилось пиво. Я не знаю, сколько кружек мы разлили, но, думаю, миллион», — цитирует автор сотрудника бара «Гудини» Евгения. Бармен Алия из заведения Respublica (понятия не имеем, где это) говорит: «Это была особенная ночь. Они [австралийцы] выпили все пиво».

Внимательный австралиец заметил, что «небольшой центр города» (да, не Сидней и не Мельбурн, но и не ферма Николь Кидман и Кита Урбана!) сделал «подтяжку лица» — якобы в ожидании болельщиков многие рестораны и кафе превратились в пабы. Журналист подчеркивает, что австралийцы запомнились не только сотрудникам заведений, но и волонтерам. Одна из них рассказала корреспонденту, что в будущем ей и вовсе хотелось бы переехать в Австралию.

Reuters (Великобритания) — о Сабантуе

Материал от 23 июня

Информационное агентство Reuters неожиданно выпустило заметку с заголовком «Болельщики чемпионата мира наслаждаются татарской культурой на летнем фестивале». Как становится ясно из текста, под этим названием журналисты подразумевают Сабантуй. Сам текст ожидаемо для информагентства сухой и скучный: автор буднично перечисляет, что происходило на празднике, и приводит пару скупых на детали цитат. «Среди активностей — традиционные песни и танцы, звон колокольчиков, борьба на подушках и игра, в которой дети с завязанными глазами пытались срезать висящую рыбу», — пишет он. Гвоздем программы журналист называет борьбу на поясах: «когда-то главным призом за победу был баран, а теперь — автомобиль». По его словам, в этом году на празднике было много колумбийцев, которые приехали поддержать родную команду в матче с Польшей. «Наши страны так сильно различаются, мы рады быть здесь», — приводит он слова неназванного южноамериканского болельщика.

О Казани в тексте буквально несколько предложений: «Будучи шестым по количеству населения городом страны, Казань является столицей Республики Татарстан. Ее жители истово гордятся своей историей и культурой». Завершается текст приторной цитатой местного жителя (его имя не сообщается): «Я очень рад, потому что множество людей приехало к нам со всего мира, жители города и гости становятся друзьями и веселятся вместе».

Фотограф AFP (Франция) — о водителях местного Uber и нравах болельщиков мира

Материал от 27 июня

Фотограф из Мадрида Бенджамин Клемер, приехавший снимать ЧМ-2018, описал свои впечатления от Казани и местных жителей в блогах знаменитого агентства AFP. Клемер отмечает, что бывал в России по работе уже шесть раз, но, несмотря на это, не может сказать, что полюбил страну. «Я бы точно не приехал сюда в отпуск. Возможно, потому что я не могу сойтись с местными и мой первый контакт с ними всегда резкий, хотя потом все налаживается», — резюмирует он и сетует на природную необщительность россиян.

В Казань Клемер прибыл до чемпионата, когда, как он пишет, было холодно, пусто и депрессивно. Но все изменилось с приходом большого спорта: наладилась погода, улицы заполнились жизнью. В целом Казань Клемеру понравилась: местные были доброжелательны, обилие полицейских не мешало атмосфере, а сам город clean and pretty (чистый и симпатичный). Небольшой исторический центр гостя не смутил: «В отличие от Москвы, он сомасштабный человеку». Также Клемер отмечает особенности фанатов разных стран: колумбийцы всегда что-то празднуют, иранцы тоже («возможно, это из-за того, что они оказались в более открытой и свободной стране, чем их собственная»), поляки — счастливые алкоголики.

Отдельно фотограф отмечает нравы местных таксистов. Его удивляет, что они чаще смотрят на телефон, чем на дорогу, и ездят, держась за руль только одной рукой. Кроме того, он говорит, что, хотя целенаправленно искал в городе советские символы, почти ничего не нашел. В итоге в репортаж вошла только фотография монумента с мозаичным портретом Ленина из парка Тинчурина. Клемер заканчивает свой репортаж фотографией с пляжа на Казанке, которая, по его словам, выглядит «очень по-русски», и неожиданным пассажем: «Может, я поменяю свое мнение о стране, если их сборная покажет хорошие результаты на чемпионате». Россия уже обыграла Испанию, поэтому у фотографа из Мадрида, работающего на французский сайт, появился повод вернуться в Россию в восьмой раз.

FourFourTwo (Австралия) — о чистом восторге

Материал от 9 июня

Журналист австралийского издания о спорте FFT Кевин Эйрс снял отчет о Казани за неделю до начала ЧМ-2018. Несмотря на то что город еще не был готов к событию, он не жалеет для Казани громких эпитетов: amazing («удивительный»), mind blowing («шокирующий»), gorgeous («великолепный»). Первая часть видео — сплошное перечисление достопримечательностей: Кремль, театр кукол «Экият», Кул-Шариф, Баумана, Кремлевская и другие туристические точки. Журналист отмечает, что по Казани видно ее глубокую историю — в городе много дореволюционных построек. С тем же искренним восторгом он рассказывает, как в городе комфортно и спокойно («За три дня я прошел 44 километра и ни разу не чувствовал себя в опасности»).

Во второй части видео он дает советы австралийским туристам-фанатам, приезжающим в город: распечатать название и адрес отеля, снять наличные рубли для такси, купить местную сим-карту для интернета («За пределами Москвы в России плохо говорят по-английски, поэтому вам поможет Google-переводчик»). При этом он отмечает, что в России царит невероятная бюрократия, и чтобы купить симку, нужно подписать кучу бумаг. Также, по его мнению, паспортный контроль в казанском аэропорту проходить слишком долго, из чего он делает вывод, что город еще не готов к наплыву иностранцев. Но эти минусы автора не расстроили — в конце видео Эйрс умиляется «невероятному сооружению с деревом посередине» (Дворец земледельцев) и перечисляет все, что видно с этой точки — церкви, башни, мечети и all other sorts of shit.

The Guardian (Великобритания) — о Top Hop и «Пельмении»

Материал от 2 июня

В беглый обзор нестоличных городов, принимающих ЧМ, вошли Нижний Новгород, Казань и Екатеринбург. Журналистка The Guardian Каролина Эден проехалась по ним на поезде. В казанской части материала она ограничивается замечанием о смешении культур, хвалит местные рестораны, хорошую архитектуру и Кремль. Журналистка побывала в мечети Кул-Шариф, которая, по ее мнению, построена «в эмиратском стиле». Также она сообщает, что Казань называют спортивной столицей России, и упоминает «Казань Арену» как носительницу самого большого в мире медиафасада на спортивном сооружении.

Перед отъездом в Екатеринбург Каролина побывала в Top Hop и «Пельмении» на Баумана. Оба места она однозначно советует приезжим фанатам: в баре ее впечатлили выбор пива и наличие сортов из дальнего зарубежья (Шотландии и Калифорнии), а говоря о «Пельмении», Эден отмечает, что местные пельмени — лучшая закуска к пиву.

ABC (Австралия) — о волонтерах-бездельниках и тополином пухе вокруг базы «Соккеруз»*

Материал от 24 июня

*Прозвище австралийских футболистов; soccer — «футбол», kangaroo — «кенгуру»

Судя по тексту, корреспондент австралийского интернет-издания ABC приехал в Казань вместе со своей сборной и задержался на неделю после матча. Он описывает не только «золотую орду» фанатов «Соккеруз» (автор использует аналогию из истории Татарстана, чтобы обыграть огромное количество австралийских фанатов в желтой форме на казанских улицах), но и захлестнувший Баумана красный поток испанцев, зеленый — иранцев (матч Иран — Испания состоялся 20 июня) и снова золотой — колумбийцев (матч между Колумбией и Польшей прошел 24 июня). Бегло пересказывая историю города, автор называет Казань «Великим княжеством Золотой Орды» (почему бы и нет), говорит, что Иван Грозный разрушил город до основания, а при Екатерине II тут появились не только мечети, но и синагоги (на деле подтверждений этому нет).

Кажется, большую часть времени журналист провел у базы австралийской сборной на стадионе «Трудовые резервы» и на Баумана, которую он называет «длинной пешеходной улицей, связывающий центральный транспортный узел с Волгой». Тополиный пух, летающий вокруг базы в парке Горького, по мнению автора, придает городу шарм, но вредит аллергикам. Журналиста удивляет, что, несмотря на раннее наступление светового дня (заход солнца в 21:00 и восход в 2:30 австралиец описывает как любопытную аномалию), большинство заведений на главной пешеходной и в окрестностях открываются между 10:00 и 11:00. Утром на улице только «грубые полицейские и любезные волонтеры — в таком огромном количестве, что практически все бездельничают» (чистая правда).

«Куда бы вы ни пошли в Казани, рано или поздно наткнетесь на закрытые заграждениями korobkas, где захватывающие игры в футбол происходят ежедневно», — пишет журналист. В одной такой korobka (судя по фото, рядом с 18-й школой) он пообщался с местными подростками. Один из парней предсказуемо рассказал автору, что мечтает играть в Ruben Kazan; все ребята оказались фанатами полузащитника сборной Австралии Миле Единака и его бороды. «Его можно было бы принять за русского, но он не выглядит как сильно пьющий человек», — цитирует автор одного из мальчишек-футболистов. Стереотипное суперкомбо!

Только уехав на очередной матч в «песчаную и промышленную» Самару, журналист понимает: вот где настоящая Россия. А Казань — это что-то принципиально другое (кажется, в хорошем смысле слова «different»).

Фото: Даша Самойлова