Burger
Татарская поп-десятка-2017: Булат Латыпов выбирает эстрадных героев года
опубликовано — 29.12
просмотры — 6178
logo

Татарская поп-десятка-2017: Булат Латыпов выбирает эстрадных героев года

Алтын калям Казани рассказывает о главных хитмейкерах момента

2018-й на пороге, а значит, пришло время окинуть взглядом уходящий год. Если вы думали, что мы, подведя музыкальные итоги 2017-го, обойдем вниманием татарскую эстраду, то вы ошибались. В равнодушии к моңу нас не упрекнешь — мы разбирались в нарядах Элвина Грея и Хании Фархи, организовывали дискуссию о состоянии татарской музыки, выбирали лучших исполнителей на многолюдной местной сцене. Что же, ликуйте, ценители едкого слова, с нами снова Булат Латыпов и его не знающее пощады перо — и встречайте тех достойных, кто прошел строжайший фейсконтроль на полпути к Аллее славы на Баумана.


Булат Зиганшин

Амбициозная попытка изменить звучание татарского ритм-н-блюза подручными средствами. В припеве остывший глинтвейн по-северянински рифмуется с любовными неудачами — татарифицированный Weeknd под именем «Якшмбе» действовал бы точно так же. Завсегдатаи соцсетей приписывают Вольтеру крылатую фразу «Сладость и крепость глинтвейна возрождают человека». Катык же, следуя этой французской логике, должен вгонять в самые черные бездны безумия. Для балансировки реальности дипломированному психологу из Азнакаево Булату Зиганшину следовало бы дописать диптих гипнагогическим дастаном про кисломолочку — в 2018-м только так и спасемся.

Булат Зиганшин — «Суынды глинтвейн»


Альбина Кармышева

В самый разгар кризиса национальной идентичности в Татарстане Альбина Кармышева выпускает клип на песню «Тутарка» — о том, что выходцы из межэтнических семей не знают, кем себя считать. «Я тутарка, я тутарка, не татарка, не мишарка, не еврейка, не черкешка, не мордовка, не чувашка» — здесь перечисляются не только поволжские соседи, но и вполне ожидаемая пара к мишарям в лице евреев. Очевидно, что для певицы это значимая тема — весной этого года дочь мишарина и русо-украинки исполняла «Авыл кое» с французским студентом из Киншасы на татарском языке.

Альбина Кармышева — «Тутарка»


Вадим Захаров

Здоровяк номер два татарской эстрады после Винариса Ильегета и заметный обладатель салаватоподобного вокала. Без подглядывания в выходные данные и по одному лишь слепому прослушиванию ни за что не угадаешь, что певца с детства зовут Вадимом. Наличие такого персонажа на сцене обеспечивает минимально необходимое разнообразие для мультикультурного экстаза — заявлениям из туристических проспектов надо все же соответствовать. Песня вроде хорошая и за душу берет, но мы же тут не песни обсуждать собрались.

Вадим Захаров — «Ышан бары гомер иткэнгэ»


Алсу и Азат Фазлыевы

Семейный подряд на татарской поп-сцене — жанр почтенный и не зарастающий исландским мхом. Чета Фазлыевых не лучше и не хуже других мотыжит участок, отведенный им судьбой. Их любовная зарисовка «Очам синең өчен» показательна для нынешнего пробуксовочного состояния мейнстримной сцены и потому похожа на тантамареску — вставляй в прорезь другие лица и запускай по новой, разницы никто не заметит. Бесконечно прав был Мандельштам — в бублике прежде всего ценна дырка! Подобное творчество, разумеется, не ждут и на профильном фестивале «Ветер перемен», но куда же теперь деваться деревенским выпускникам музфака пединститута! Лишь бы дети были сыты, одеты и получали хорошее образование. Впрочем, однажды девчушка лет четырех все-таки озадачит маму в маршрутке вопросом «А если всем попросить Бога, он выключит однообразную татарантеллу от свадебных ведущих?» С матерью слезы прольет половина маршрутки.

Алсу и Азат Фазлыевы — «Очам синен янына»


Элвин Грей

Башкирского Элвина без бурундуков представлять не надо — певец собирает стадионы по всему Поволжью и во благо всего мира залпом пьет стакан кефира. Дорогой печальный стайл озадачен только кэшем, тут уфимский Джастин Бибер катит в Kenzo, полный фэшн. «Роза» — один из главных хитов этого беспардонного бэби-фейса, существующий сразу в двух языковых версиях (татарской и русской). К сожалению, снятая на фоне Дворца земледельцев таркановщина не даст прочувствовать феномен повального успеха Элвина Грея. Тут и вторая половина маршрутки начинает рыдать, как игроки «Салавата Юлаева» после поражений в зеленом дерби.

Элвин Грей — «Роза»


Габдельфат Сафин

Попросту лучшая татарская песня года, спетая татарином и обращенная к татарам. Отдельные горячие головы идут дальше и возводят ее в статус нового негласного гимна нации. «Мы видим много достойных людей, но мы не видим конкурентов», — любит говорить в похожих случаях Дмитрий Песков. Поэтому огромная просьба: не зовите слушать Татарку — у меня лапки, а у нее акцент. Патриотический хит от народного артиста РТ Габдельфата Сафина, как и «Тутарка» Кармышевой, возник в момент обострения проблемы преподавания татарского языка в школах. «Где же вы, татары, которые смогут сохранить свой язык?» — горестно вопрошает певец, ссылаясь на Джалиля, Исхаки и Марджани. Но не дают ответа современные татарстанцы, а лишь медленно качают головой из стороны в сторону.

Габдельфат Сафин — «Боек татар»


Ilgiz Shaikhraziev x Said Olur — «Светлана»


Однажды Абдурахман Абсалямов поспорил, что сможет написать самый короткий рассказ, способный растрогать любого татарина. Он выиграл спор: «Өйгә алып кайтма марҗа». За проработку этой межнациональной романтики взялись сотрудничающие с лейблом Yummy Music Ильгиз Шайхразиев и Said Olur. Получился уморительнейший автотюновый R’n’B, рассказывающий про типичную татарскую маму. Мать предпочла бы невестку-татарку, а у сына Светлана: «Женишься — она тебе даже бәлеш нормальный сделать не сможет, потому что руки не тем концом вставлены!»



Ilgiz Shaikhraziev x Said Olur — «Светлана»


Розалия Каюмова

Розалия — выпускница мастерской Константина Райкина и актриса «Сатирикона» — лепит реальность по своему усмотрению. Не было на татароязычной эстраде своей Рианны — получите и поблагодарите божий промысел. Самобытным это явление не назвать, но татарская диаспора Москвы умудрилась и без Келвина Харриса найти любовь в трех соснах. Тут может закрасться подозрение, что это акулы западного шоу-бизнеса применяют рефлексивное управление, вынуждая татар переключаться на плотоядный электрохаус. Впрочем, не об этом ли мы так долго мечтали? Именно о такой молодежи в свое время писал Тукай: «Всей душой стремясь к прогрессу, новой мудрости полны, водолазы дна морского — нам такие и нужны!»

Розалия Каюмова — «Сөям дидең»


Альберт Нурминский

Балтасинский рэпер Альберт Шарафутдинов (Нурминский) — мастер уличных прихватов, гроза сельских дискотек и владелец как минимум одного автосервиса. Уважающий творчество Эминема и Фифти Сента музыкант никого за вымя в поисках славы не дергал — просто выкладывал новые треки во «ВКонтакте» и просил их оценить. Школьникам-ауешникам зашло, мне — тоже. Главный хит Альберта — «105-й километр», свежак на удержание занятых позиций — «Ша-ла-ла-ла», кредо — «Надо менять что-то в татарской эстраде», а творческий ориентир — полулегальный гибрид «Многоточия» и «Кровостока», из которого откачали весь юмор. Примечательно, что Нурминский слушает только западных хип-хоп-артистов, не жалуя ни татарских рэперов, ни их баттлы. Малайлар, го в нулевые, я создал.

Альберт Нурминский — «Ша-ла-ла-ла»

Роза Мустафиева


Пожалуй, самая веселая песня о получении пенсии из всех когда-либо написанных. Настолько веселая, что невольно возникает вопрос: а не нативочку ли от ПФР нам пытаются продать? Роза Мустафина игриво сетует на отсутствие индексации, но в целом не сомневается: в Татарстане пенсионеру живется неплохо (ведь о существовании рейтинга Global Retirement Index он не слышал, а раскрыть бередящие душу цифры некому). На походы в ресторан и поездки в кабриолетах хватает — бабло в носках, в туфлях, в трусах.

Роза Мустафиева — «Эх, пенсия, пенсиям...»