Burger
Итоги года. Голосование читателей «Инде» ЗАКРЫТО
опубликовано — 27.11
просмотры — 32721
комментарии — 3
logo

Итоги года. Голосование читателей «Инде» ЗАКРЫТО

Все, что мы с вами любили и ненавидели в 2017-м

Есть вероятность, что через 10 лет мы все будем со светлой грустью просить вернуть нам наш 2017-й. Но большое видится на расстоянии, а пока, не дожидаясь ностальгических позывов, «Инде» подводит итоги уходящего года в 13 номинациях.


Внимание: голосование закрыто — очень скоро мы сообщим о его результатах.


Читательское голосование закроется 5 декабря. Имена победителей огласим на торжественной церемонии (подробности о ней — позже).

Номинация «Событие года» — как «Лучший фильм» на «Оскаре», именно по ней будут судить о том, как прошли 12 месяцев. В нашей подборке — самое важное, крутое и потенциально вечное.

Летний книжный фестиваль «Смены» на Черном озере


Аудитория «Смены» уже привыкла к регулярным книжным фестивалям, но в этом году ярмарка и лекции впервые покинули территорию центра современной культуры. Книжные новинки и лекции писателя и журналиста Джона Сибрука, социолога Елены Здравомысловой. и историка моды Людмилы Алябьевой собрали в парке «Черное озеро» 16 тысяч человек — почти как на приличном рок-концерте.

Red Bull Air Race


Казань продолжает укреплять позиции спортивной столицы России. В городе уже проходят почти все возможные водные чемпионаты, а в 2017-м нам покорился и воздух — в Казань пришла (или прилетела) «Формула-1» в мире летательных аппаратов, турнир Red Bull Air Race. Довольными остались участники, организаторы, зрители и городские власти, так что в следующем году нам предстоит возвращение зрелищных авиагонок.

Фестиваль дебютного документального кино «Рудник»


Фестиваль «Свияжск-АРТель» сделал остров-град одной из важных точек на театральной карте России (здесь, к примеру, ставили эскизы своих спектаклей режиссеры Дмитрий Волкострелов, Роман Феодори, Юрий Клавдиев и Всеволод Лисовский). В этом году в Свияжске прошел 1-й фестиваль дебютного документального кино «Рудник», который курирует режиссер Марина Разбежкина, а значит, теперь у поселения все шансы занять место и на кинематографической карте страны. Если пропустили мероприятие, прочитайте хотя бы интервью с победителем фестиваля Надей Захаровой.

Кубок конфедераций


После Кубка конфедераций перспективы ЧМ 2018 года обрели конкретные черты: теперь мы знаем, что нас ждут толпы иностранцев, звезды мирового футбола и очереди фанатов у отелей. К большому футболу в городе и связанным с ним неудобствам можно относиться по-разному, но ясно, что в итоге они так или иначе коснутся каждого, а потому советуем расслабиться и с улыбкой вспомнить приезд Роналду.

Выставка «Гений века»


В Казани уже есть постоянное представительство Государственного Эрмитажа и Русского музея, а в 2017-м к нам приехала Третьяковская галерея. «Гений века» — первое из трех запланированных совместных событий Третьяковки и Татарстана. Его посетили 75 733 человека — тянет на рекорд. Радуемся высокому интересу горожан к русской живописи начала века и ждем в 2018-м коллабораций города с Орсе, Тейт и Прадо. Просто потому что без булдырабыз.



Каждый год предположительно худший: великие неминуемо уходят, жить становится все тревожнее, привычный ландшафт осыпается, а гречка дорожает. Тем не менее на общем фоне всегда находятся события, которые раздражали / расстраивали особенно сильно.

Казанская велоночь


Месяц неразберихи, два переноса и одна отмена — 4-я Казанская велоночь обернулась сплошным разочарованием. Устроители перекладывали ответственность за случившееся на городские власти (не обошлось и без обвинений в плагиате), те, в свою очередь, парировали, что раз деньги выделяются через региональную программу Visit Tatarstan, то организатор должен выбираться путем тендера. В итоге в проигрыше оказались все, но в первую очередь — казанские велолюбители.

Мультфильм «Вэли»


«Инде» поддерживает популяризацию татарского языка и сам в меру сил старается участвовать в процессе. История мультфильма «Вэли» о мальчике, которого за двойку по татарскому сослали в деревню к бабушке, показывает, как не надо популяризировать ни в коем случае. Плохо все: от формы — беззастенчиво скопированной манеры аниматоров, работавших над блокбастером Gravity Falls, — до скучного содержания и провисающих деталей.

Unsound Dislocation Kazan


Крупнейшее музыкальное событие в Казани со времен «Сотворения мира» обернулось эпическим провалом — несмотря на усилия организаторов, главная сцена пала жертвой таинственного «плохого электричества», которое чуть было не сожгло оборудование за десять миллионов рублей. Отсутствие должного света на площадке, выкрученная влево из-за угроз полиции ручка громкости и общая неопределенность, к сожалению, заставляют включить многообещающее мероприятие в наш поминальник. С организаторской версией событий советуем ознакомиться на «Инде».

Казанский «марофон»


Еще один скандал, косвенно связанный с татарским — а точнее, с попыткой прикрыться им от обвинений в неграмотности. На медалях, врученных бегунам, финишировавшим на Казанском полумарафоне, была допущена ошибка в безударной гласной. Проверочное слово — имя героя Марафа из Аркадии (вы наверняка слышали эту историю). Впрочем, знать его совсем не обязательно — можно просто сказать, что «марофон» — это «марафон» по-татарски.

Серия вечеринок «Кузница»


Про кузнецов нового электронного счастья Казани есть хорошая поговорка: замах на рубль, удар на копейку. Открывшееся в середине лета индустриальное пространство неподалеку от Кабана обещало стать новым центром притяжения урало-поволжских клабберов всех мастей и пошатнуть позиции «Фабрики Алафузова» серией мощных рейвов. В итоге все обернулось полутора мероприятиями, после которых наступила тишина.Так дела не делаются.

Комбинат «Здоровье»


Пример «средовой архитектуры с уклоном в регионализм» оказался в одночасье списан со счетов — в кратчайший срок комбинат, стоявший возле Булака с 1978 года, расселили и еще быстрее снесли. Каждый нашел свою причину для грусти — кто-то тоскует по круглым окошкам и намекавшим на татарский характер здания орнаментам, кто-то по советской сфере услуг, живым напоминанием о которой служил комбинат, а кого-то разозлила бесцеремонная экспансия гостиницы Luciano и очередная стройка в центре города.




В последние три года эпизодическое благоустройство общественных пространств в Татарстане приобретает все более стабильные черты, и в 2017-м мы набрали примеров на целую номинацию. Все скверы — кандидаты на читательскую премию доказывают, что даже глубокая окраина и провинция может стать instagram-хитом и местом, откуда не хочется уезжать.

Парк «Калейдоскоп», Казань


В Казани, особенно в спальных районах, вовсю продолжается программа благоустройства общественных пространств. Один из примеров — парк «Калейдоскоп» на Сыртлановой: чуть ли не самое красивое место на Горках. Обещают, что скоро малые архитектурные формы в виде животных дополнятся роллердромом, катком и площадкой для выгула собак.

Сквер имени Лемаева, Нижнекамск


Сквер в центре Нижнекамска — пятый объект в городе, благоустроенный в рамках Программы развития общественных пространств в РТ. Нижнекамцы получили пространство с новой сетью велосипедных и беговых дорожек, освещением и медиастендами, рассказывающими об истории города. Но главное — здесь наконец снова заработал самый большой нижнекамский фонтан, отныне дополненный лазерной проекцией на водную завесу.

Горкинско-Ометьевский лес, Казань


Горкинско-Ометьевский лес открылся в конце прошлого года, но полноценным местом отдыха горожан стал только в этом. Трудно поверить, что на месте ГОЛа еще два года назад находился недружелюбный бурелом, переполненный бродячими собаками. Сейчас здесь найдется место всем категориям горожан: лыжникам, детям, экоактивистам, мамам с колясками, экстремалам и любителям вкусно поесть.

«Камское море», Лаишево


Всем в Татарстане известно, что самые красивые водные виды республики — не на Волгу, а на Каму, в районе Лаишево. Теперь у умопомрачительных пейзажей появилось достойное обрамление: почти 900 метров береговой линии, состоящей из городской набережной и песчаного пляжа, заполнены всей необходимой инфраструктурой. Уикенд-трип в Лаишево — это как на море съездить, только недалеко и дешево.



Театральная жизнь Казани постепенно перестает наводить тоску, так что набрать участников для номинации «Спектакль года» было нетрудно. Этот год выдался особенно урожайным: в поле зрения экспертного совета премии «Золотая маска» попали сразу пять местных спектаклей, а главный режиссер театра Камала Фарид Бикчантаев получил персональную номинацию (правда, за спектакль, поставленный в Уфе). Наш список номинантов предлагаем использовать как неоспоримый must see прошедшего сезона.

«Пришлый» Фарида Бикчантаева


В спектакле «Пришлый», премьера которого состоялась месяц назад в театре Камала, Фарид Бикчантаев продолжил тему идентичности современных татар, начатую в предыдущей работе «Мой белый калфак». Пожилому татарину, оказавшемуся после войны в Канаде, предстоит сложный выбор: вернуться на родину или остаться на месте, оберегая оживающие в самый неподходящий момент воспоминания о прошлом.

«Индивиды и атомарные предложения» Всеволода Лисовского


Творческая лаборатория «Угол» продолжает привозить в Казань самых актуальных российских театральных режиссеров. Если весь прошлый театральный сезон в Казани был отмечен присутствием в городе главного режиссера «театра post» Дмитрия Волкострелова, то этот мы запомним из-за комиссара Всеволода Лисовского, чей математический спектакль «Индивиды и атомарные предложения» невозможно пересказать, но пережить стоит каждому. Спектакль вошел в лонг-лист премии «Золотая маска» 2017 года.

«Миркай и Айсылу» Ильгиза Зайниева


«Миркай и Айсылу» — одна из последних премьер Камаловского. Ильгиз Зайниев превращает классическую драму Наки Исанбета о невозможной любви в метафоричный памфлет против всяческого мракобесия. В год, когда православные активисты поджигали машины сотрудников студии режиссера Алексея Учителя и таранили кинотеатр в Екатеринбурге, Зайниев поставил настоящий хоррор о последствиях потери обществом ориентиров. К счастью, в постановке обошлось без мироточащих бюстов царей, но есть пустые ведра в качестве образа-рефрена и бесконечный дождь для атмосферы.

«Алиф» Туфана Имамутдинова


2017 год мы запомним, в числе прочего, из-за споров вокруг татарского языка. На фоне жесткого конфликта главный режиссер Казанского ТЮЗа Туфан Имамутдинов поставил магический по воздействию хореографический спектакль «Алиф», полностью посвященный татарскому. Единственный танцор на сцене перекладывает на язык тела стихи Тукая и арабскую каллиграфию. Любые намеки на неактуальность языка меркнут перед его древностью, а спектакль получил уже три номинации на «Золотую маску».



Пока главный хайпожор страны Дмитрий Маликов завоевывает новую аудиторию шутками про возраст старой и рэп-баттлы, в регионах тоже не бездействуют. В списке номинантов на звание татарстанского хайпожора года — солдаты шумихи, отчаянно, но не всегда уместно вызывающие медиаогонь на себя.

Ночной мэр Казани Артур Хосровян


В мае президент Татарстана Рустам Минниханов поручил учредить в Казани должность ночного мэра, на которую скоропостижно назначили Артура Хосровяна, прославившегося 20 лет назад под псевдонимом dj Art. Сфера его полномочий ясна не до конца и пока, кажется, ограничивается производством оценочных суждений: ночной мэр то бар «Соль» раскритикует за «отсутствие души и уникальности», то публику гей-клубов «педиками» и «извращенцами» назовет, то прольет свет на истинную причину неудачи Unsound Dislocation (к организации события Хосровян отношения не имеет).

Бывший мэр Архангельска и владелец Big Funny Александр Донской


Всероссийская сеть судимого экс-мэра Архангельска Big Funny, объединяющая сомнительные развлечения вроде «Музея иллюзий» и «Лабиринта страха», давно опутала многострадальную Баумана, а в этом году экспансия усилилась. Параллельно с созданием музея «Веришь или нет» в бывшем офисе Татфондбанка и обещаниями открыть музей силиконовых фигур «на уровень выше, чем у Тюссо» Александр Донской объявил о намерении выдвинуться в президенты. В его предвыборной кампании — легализация эвтаназии, марихуаны и однополых браков; нам главное, чтоб от Баумана отступился.

Создатели иткоина


В 2017-м не майнит только ленивый, а татарстанские аграрии не из таких. Летом они объявили о создании иткоина — криптовалюты, обеспеченной мясом племенных бычков. За полгода токен вырастает в цене минимум на 15 процентов за счет увеличения веса чипированного теленка, а все транзакции шифруются и хранятся децентрализованно — в общем, полный блокчейн. Только не очень понятно, почему коровок нельзя просто оставить пастись на лугу.

Татарстанские баттл-рэперы


Несмотря на все старания организаторов, местные рэп-поединки остаются досадным недоразумением на стыке школьных капустников и дворовой распальцовки. Мы уже разбирали, что не так с баттл-рэпом в Татарстане — добавить нечего, кроме того, что за прошедшие полтора месяца от слова «баттл» стало тошнить еще сильнее.



Разбудите нас через 100 лет и спросите, что сейчас делается в Татарстане. И мы ответим: пекут эчпочмаки и с прищуром обсуждают «удащливых» предпринимателей и чиновников. Настала пора решить, что достало нас сильнее: треугольная выпечка как поверхностная аллегория всего национального или мемы про нее.

Переосмысление татарской кухни


В 2017-м вдруг выяснилось, что нельзя просто так взять и пожарить кыстыбый. Любой уважающий себя местный ресторатор, едва открыв заведение, бросается переосмыслять традиционную татарскую кухню: к закрывшемуся рестобару «Кама» в этом году добавились кафе «Кыстыбый», «Еда татар» и ресторан «Тубетей» на Кремлевской. Некоторые эксперименты удивляют в хорошем смысле, но большая часть, как, например, проигрывающий обоим татаро-американским родителям черный кыстыбургер, оставляет единственный вопрос: ни өчен (тат.: «зачем»)?

Бесконечные бургерные


Вторая порочная страсть татарстанских рестораторов — котлеты между булок. В какой-то момент ресторанный обозреватель «Инде» Айгуль Сабирова поклялась, что больше не напишет ни про одну бургерную, но довольно быстро не выдержала натиска и выдала сразу два гида: по 22 заведениям в спальных районах и 25 в центре города. Скорей бы в Казань пришли вьетнамские фо-бошные — говорят, в Москве мода на них как раз отцветает, значит, и нам осталось ждать недолго.

Татарстанские мемы первого порядка


О том, что жизнь без татарина как космос без Гагарина, в этом году начали подозревать и за пределами республики. Но если неместным над таким смеяться не грех (они-то эту шутку слышат впервые), то нам давно пора придумать что-нибудь поизобретательнее мемов про то, что в крови татар вместо эритроцитов — элеши. И не надо больше дельфина, которого течением отнесло в Татарстан, пожалуйста.

Анонимные телеграм-каналы про республику


Если очень хочется стать журналистом, но лень проверять информацию минимум по двум источникам, срочно заводите телеграм-канал с политическими инсайдами. Так же стоит поступить, если вы озорной политтехнолог с хорошей фантазией или благородный Сноуден от Иннополиса. Остальные могут не огорчаться, путая «Шалтай-Бабай» с «Без Булдырабыз» и «Неудащу» с «Удащливым бизнесом». Вероятность анонимных прогнозов по «Ак Барс банку» и татарскому языку всегда 50 на 50: либо сбудутся, либо нет.



Пока Виктор Пелевин реабилитирован критиками за iPhuck и ждет своей участи в шорт-листе премии Андрея Белого, мы проводим собственное, не претендующее на литературную объективность голосование, в котором сталкиваем важные для Татарстана-2017 нон-фикшн, прозу и поэзию.

«Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина


Действие изданного в «Азбуке» романа журналиста и писателя Шамиля Идиатуллина происходит в Набережных Челнах начала 1980-х. «Население города за короткое время разрослось до полумиллиона человек, появился КамАЗ, возводились новостройки, набрали силу группировки гопников», — вспоминает автор и добавляет, что книга задумывалась как дань памяти «детству, городу, тем, кто жил в то время, и тем, кому было не суждено выжить». «Город Брежнев», к слову, вошел не только в топ редакционного рейтинга, но и в шорт-лист «Большой книги-2017».

«Пространство спорта. Стадионы советской Казани» Дмитрия Козлова


Книга искусствоведа, сотрудника Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрия Козлова, посвященная осмыслению влияния спортивных сооружений на город, вышла в конце 2017-го в издательстве «Смена». Автор пытается расшифровать смыслы, скрывающиеся в архитектуре «Крыльев Советов», «Динамо», стадиона «Центральный» и «Трудовых резервов». С кратким пересказом культуроведческо-исторического повествования можно ознакомиться здесь.

«Теперь все изменится» Анны Русс


Первый за 11 лет сборник стихов победительницы всех возможных поэтических слэмов, лауреата «Триумфа» и «Дебюта» Анны Русс вышел в Livebook в серии «Новая поэзия», которую курирует Вера Полозкова. Литературный критик Никита Васильев относит Русс ко второму поколению казанского поэтического бума и видит в ее творчестве смесь постакмеистской традиции и «нового эпоса», а мы просто ждем, когда «Теперь все изменится» появится на прилавках казанских магазинов.

«Минтимер Шаймиев» Игоря Цыбульского и Нурсюи Шайдуллиной


О том, что предками первого президента Татарстана были тептяри, в молодости он обожал стихи Такташа и «Овод» Войнич, а лучшим днем жизни до сих пор считает тот, когда они с женой Сакиной плыли на пароходе из Казани в Набережные Челны, теперь можно прочитать в ЖЗЛ Минтимера Шариповича. Для тех, кто не осилил оригинал, вышедший в «Молодой гвардии» в конце 2016-го, есть конспект на «Инде».

«147 свиданий» Радмилы Хаковой


С сентября 2016-го 34-летняя Радмила Хакова («татарка из хорошей семьи, учительская дочка со всеми последствиями») почти каждый день ходила на свидания, чтобы найти любовь или хотя бы написать книгу об отношениях. Получилось и то, и то: пока издательство Splash готовит онлайн-роман к выпуску, Радмила отдыхает от года работы, скрывает от общественности избранника и анонсирует новую книгу (тема пока неизвестна; а «147 свиданий» продается здесь).



Теория малых дел, быть может, не панацея от всех бед страны, тем не менее, именно горизонтальные инициативы способны в короткий срок решить задачи, с которыми государство не справляется годами. Чтобы попасть в эту номинацию, не обязательно было делать что-то очень заметное, ведь даже тихие локальные попытки изменить жизнь к лучшему влияют на всю городскую среду.

«Карта инициатив»


Проект «Карта инициатив» впервые запустили в 2015-м как регистратор благих начинаний в Татарстане, но уже через год активность на сайте сошла на нет. Новая «Карта инициатив», начавшая работу этим летом, уже не просто фиксирует наличие активистов в районах республики, но рассказывает об их деятельности, агрегирует пожертвования и стремится показать максимальное разнообразие, собственно, инициатив — деньги тут могут собирать как на запись альбома Juna, так и на фильм о ВИЧ-эпидемии на татарстанском юго-востоке. В общем, «Карта» — это наши «Такие дела», только без слезовыжимательной интонации.

Креативное пространство «Место встречи» в Уруссу


Вдохновляющая история из республиканской глубинки: энтузиаст Кристина Касланова организовала в поселке Уруссу (11 тысяч жителей, 377 километров от Казани) культурное пространство во дворе ДК. «Место встречи» принимает кинопоказы, лекции, мастер-классы, концерты, чаепития, фотосессии, турниры по пинг-понгу и так далее — для поселка городского типа это настоящий переворот игры.

Медиа для подростков «Фракция»


Нишевое медиа о жизни подростков, сделанное самими подростками, почти за год существования («Фракция» запустилась под самый конец 2016-го) совершило все, что требуется от издания на первом этапе: не развалиться и выпустить с дюжину по-настоящему интересных материалов: как подготовиться к ЕГЭ, как реклама управляет нашими желаниями и как бороться с низкой самооценкой. Ну а интервью с создателями «Фракции» читайте на «Инде».

Аллея музыкантов под Миллениумом


Обаятельная в своей чудаковатости возможность для Казани закрепиться в поле зрения российских меломанов — присоединить к стихийному мемориалу лидера Linkin Park Честера Беннингтона под мостом Миллениум еще с десяток посмертных памятников известным музыкантам в диапазоне от Барри Уайта и Леонарда Коэна до Юры Хоя и Хании Фархи. Пока судьба проекта в подвешенном состоянии, будет нелишним вспомнить, что, например, мурал с Дэвидом Боуи в Варшаве стал достопримечательностью и местом притяжения туристов со всего мира. Так что вопрос в первую очередь в том, насколько тщательно подойдут создатели аллеи памяти к увековечиванию памяти кумиров миллионов.



Честь, краса и гордость Татарстана — люди и проекты, громко заявившие о себе или вышедшие на новый уровень в 2017-м.

Магазин женской одежды «Святая»


Десятые в России определенно проходят под знаком становления легкой промышленности: в каждом регионе есть как минимум один заметный стритвир-бренд, полдюжины начинающих дизайнеров и несколько десятков ювелиров, кожевенников и прочих ремесленников. Коммерческого успеха добиваются при этом единицы: казанская марка «Святая» — из тех, кто смог. В их магазинах можно найти как минималистичные накидки и рубашки, так и сложную в производстве обувь. Помимо Казани торговые точки открыты в Екатеринбурге, Челябинске, Тюмени и Владивостоке. Впереди Москва и Санкт-Петербург — без сомнений.

Квест-проект «Выйти из комнаты»


Кажется, что ажиотаж вокруг квестов давно пошел на спад, но отдельным представителям индустрии удалось вырасти на зависть остальным. Франшиза «Выйти из комнаты» сегодня представлена в 10 странах и 40 городах мира и недавно возглавила список лучших квеструмов США по мнению редакторов и читателей издания USA Today. Интервью со сценаристами квестов и владельцев американской франшизы читайте на «Инде».

Оперная певица Аида Гарифуллина


В конце октября уроженка Казани и солистка Венской оперы Аида Гарифуллина получила премию ECHO Klassik за лучший сольный альбом на международном фестивале в Гамбурге. Ранее ECHO Klassik (премию называют «музыкальным „Оскаром“») удостаивались, к примеру, Монсеррат Кабалье, Даниэль Баренбойм и Анна Нетребко, так что итоги татарстанского 2017-го без Гарифуллиной немыслимы.

Художник Ильгизар Хасанов


Оплот казанского концептуализма, Ильгизар Хасанов в этом году выставлялся на триеннале российского современного искусства в разделе «Мастер-фигуры». Его работы стояли рядом с работами Дмитрия Булатова, Анатолия Осмоловского, Андрея Монастырского и других мэтров. Также он принимал участие в спектакле «Скрытые следы» в театре Карима Тинчурина и подготовил вторую часть своего цикла об археологии советского быта — «Мужское», которую презентуют 16 декабря в «Смене». А еще, как и положено художнику, не теряющему связи с современностью, выпустил совместно с Vans и «Инде» эксклюзивные кеды, проникнутые духом ностальгии. Интервью с художником читайте на нашем сайте.

Музыкальный проект «АИГЕЛ»


Если вы не слышали это название, вероятнее всего, провели год в глубокой изоляции. Стартовавший как курьезный эксперимент на наболевшую тему, проект «АИГЕЛ» челнинской поэтессы Айгель Гайсиной (интервью с ней читайте на «Инде») и музыканта Ильи Барамии («Елочные игрушки», «СБПЧ») за год развил нешуточные обороты — выступления в крупнейших московских клубах, на шоу у Урганта и на краю света в Териберке; хвалебные отзывы от «Афиши», «Медузы» и других изданий; номинированный на премию Jager Music Awards клип «Татарин». Это захватывающий дух вертикальный взлет — тем интереснее, что дуэт будет делать дальше со всеми свалившимися на него возможностями.

Электронный дуэт PTU


Техно не сдает позиций, и Казани есть чем гордиться на этом поприще. Не так давно перебравшийся в Москву дуэт PTU в этом году выпустил альбом на лейбле Нины Кравиц, получил восторженные отзывы зарубежных изданий, выступил на главном смотре мировой электроники Unsound Krakow (где, кстати, попал в топ-10 лучших выступлений фестиваля по мнению организаторов) и впечатлил десятки танцполов по всей стране. Материал о музыкальной биографии участников PTU читайте на «Инде».



Пока большие сети медлили с приходом на казанский рынок, город устал ждать, поэтому некоторые открытия прошли тише, чем могли бы, случись они в 2008-м или 2013-м. Впрочем, не все: в списке номинантов доминируют москвичи, но есть и долгожданные американцы, японцы и испанцы.

Кофейня Starbucks


Город ждал прихода культовой сети из Сиэтла с 2008 года. Открытие показало, что в Казани еще есть поклонники тройного мегафраппучино с вишнево-ванильно-ореховым сиропом — именно они выстроились в заполнившую половину «Тандема» очередь в первый день работы кофейни. Однако высокие для города цены (265−300 рублей за стакан кофе) и пережаренные зерна немного остудили пыл казанцев. До конца года Starbucks обещают открыться еще в двух торговых центрах Казани — посмотрим, как их будут встречать на новых местах.

Магазин одежды UNIQLO


Формула успеха японского бренда одежды, за которой мы были готовы ездить в Москву, Нижний Новгород и Питер, — минимализм, качество и доступность. В октябре 2017-го бренд наконец-то пришел в Казань, заняв 1100 квадратных метров в СТЦ «Мега». Бьемся об заклад, что в первые дни после открытия магазин побил все рекорды по продаже тонких пуховиков, базовых брюк и кашемировых пуловеров, радуемся, что японский минимализм стал ближе, и грустим, что скоро в UNIQLO будет ходить полгорода.

Магазин товаров для дома Zara Home


Мы уже говорили, что некоторые компании приходят в Казань с моральным опозданием на три-пять лет. До 2014 года Zara Home была ощутимо доступнее, но в 2017-м выкладывать 2000 рублей за вазу или чехол для декоративной подушки кажется слишком расточительным. Сдержанно приветствуем приход испанцев в столицу Татарстана и терпеливо дожидаемся распродаж.

Экскурсионный проект «Казань глазами инженера»


Открыть филиал московского экскурсионного бюро в Казани Айрату Багаутдинову велело происхождение. Заручившись поддержкой журналиста и музыканта Радифа Кашапова, в феврале 2017-го Айрат запустил экскурсии по маршрутам «Кремль глазами инженера» и «Архитектура казанских мечетей». К концу года в портфеле проекта — девять экскурсий, в том числе одна велосипедная и одна трамвайная (по слободам). Желаем не сбавлять оборотов в холодное время года и ждем новых маршрутов по Татарстану.

Ресторан «Чайхона номер один»


«Чайхона номер один» — первый проект московских рестораторов братьев Васильчуков («Чайхона номер один», «Чайхона Easy», Obed Bufet, Steak It Easy, Plovberry, 354 Exclusive Height), с которым они зашли в Казань. Совладельцем заведения стал «КАН Авто» — чайхона открылась на последнем этаже их нового автосалона Mercedes-Benz на Московской. Общей атмосферой и посетителями ресторан напоминает популярные заведения жирных нулевых. За хороший дизайн и огромную террасу прощаем небольшие огрехи в сервисе и ждем прихода в Казань Steak it easy.

Рестораны Сергея Минаева («Хлеб и вино», «The Телки»)


Казань оказалась для писателя и ресторатора Сергея Минаева успешной на инвестора. Первую франшизу «Хлеба и вина» вне Москвы он открыл вместе с Айдаром Булатовым, основателем «Булатов Групп». Тот же Айдар подал идею открыть одноименную с книгой Минаева бургерную и сделать из нее франшизу. Первые «The Телки», открывшиеся на Профсоюзной, на месте «Перцоv» и «730», к концу обросли проектом на летнем фудкорте «Меги» и второй точкой в ТРЦ «Тандем». Быстрый гуглинг показал, что первая проданная франшиза ушла в Челябинск.




Каппинг, кемекс, харио, светлая обжарка и нитро-кофе постепенно заменяют в лексиконе казанцев IPA, стаут, ламбик и лагер, а кофейни теснят крафт-бары. За лояльность потребителей эспрессо и альтернативы борются крупные российские сети и кофейные гастроэнтузиасты города.

«Жаворонок»


Открытия нового заведения от владельцев «Гудини» ждали с сентября. Светлая кофейня с окнами вместо стены, выходящими на Пушкина, и полноценным меню приняла первых посетителей в прошлые зимние каникулы и быстро стала местом притяжения всех кофеинозависимых. Очередь за капучино и харио выстраивается тут с 7:30 и рассасывается ближе к закрытию. Пусть пекарям не всегда удаются бейглы, да и толпа народу порой раздражает, «Жаворонок», определенно, — одно из лучших мест новой Казани.

Skuratov Сoffee


Казань стала третьим городом после Омска и Москвы, в котором сеть с собственным обжарочным производством Skuratov Сoffee открыла свой брю-бар. Омичи подошли к делу с размахом и арендовали сразу 217 квадратных метров на первом этаже бывшей гостиницы «Казань» (большая площадь позволила им даже организовать отдельный каппинг-рум). Основатели Skuratov одними из первых в России начали делать нитро-кофе, эйр-латте и заваривать альтернативу в башнях Киото, а к концу года обещают открыть в Казани еще один брю-бар (в этот раз на Пушкина, 5).

Divan Coffee


После неудачного запуска в прошлом году второй кофейни в Ново-Савиновском районе этим летом Divan Coffee объединился с ЦСК «Смена» и удачно встал в книжном магазине, на первом этаже бывшей сеносушилки по Бурхана Шахиди, 7. Капучино, регуляр и татарский раф уже пользуются спросом не только у сотрудников расположенных тут же Qullar, магазина пластинок «Сияние» и посетителей ЦСК, за ними приезжают специально. А мы верим, что хорошая локация и зерна от ижевских обжарщиков Tasty привлекут новую аудиторию.

«ДаблБи»


78-е по счету заведение московской сети открылось в Казани в августе на набережной Сибгата Хакима, которая все увереннее претендует на звание главной гастроулицы города. Теперь казанцы вслед за жителями Праги, Риги, Минска, Барселоны и Тбилиси (а еще Москвы и Петербурга) могут начинать утро с латте соленый арахис, шиповникового капучино или чая «хвоя-мандарин».

Noname Сoffee


В марте 2017 года казанские обжарщики Cup It All открыли первую «безымянную» кофейню рядом с производством ― в одном из помещений бывшей фабрики «Адонис» на Джалиля. Однако уже летом Noname Сoffee закрылась. Сейчас под таким названием работает кофейня на Межлаука, но Cup It All имеет к ней лишь опосредованное отношение (поставляет зерна собственной обжарки). Грустим о закрытии и желаем нового собственного места в 2018-м!



Материалы про еду в 2017-м по-прежнему остаются самым популярным контентом на «Инде», поэтому недавно у нас на сайте появился специальный гастрономический раздел. С уважением к тем, кто нас кормит, предлагаем читателям выбирать гастропроект по душе.

Ostro


Казани давно не хватало заведений с аутентичной и доступной азиатской кухней. За год ситуация стала сдвигаться с мертвой точки: в конце 2016-го на Парина открылось кафе с китайской кухней, а осенью этого года повар Радж Сингх и его жена Галия запустили на Карла Маркса кафе Ostro, где готовят самые популярные блюда Индии.

Big Butcher Grill & Bar


Шеф-повару ресторана Brown Bear Grill Альфреду Хайруллину стало тесновато в «Мишке» (так BBG ласково называют постояльцы), и владельцы заведения Константин и Лиля Долгановы с радостью открыли по соседству настоящий новый гриль-бар Big Butcher. На этой кухне достаточно места для самостоятельной разделки туш (Альфред работает только с мясом татарстанских фермеров), открытого огня и общения с гостями. А еще Big Butcher разрушает стереотип о том, что к мясу комильфо заказывать только красное вино. За бар здесь отвечают Карл Ливанов и Тимур Закиров, прошедшие школу ReLab и Mr. Willard.

Бургерная KGB


Проект повара Дамира Шайхутдинова и чайного мастера Никиты Гуру, ради которого они объединились летом 2016 года, в 2017-м превратился в две бургерные KGB. Первая открылась весной на Красной Позиции, 10, вторая ― осенью на Московской, 53а. Несмотря на засилье мест, где подают булки с котлетами, этому тандему удается сделать с американским фастфудом что-то невероятное: ценим их за эксперименты с соусами, карамелизированным луком, битыми огурцами и ростками маша.

Буфет «Даваника»


Несмотря на продолжающуюся реконструкцию, парк «Черное озеро» — один из самых популярных у горожан, а это значит, что при правильном подходе гастрономический проект в этой локации ждет успех. В феврале 2017 года основатель кондитерской Davanika Нонна Доброжукова, вняв просьбам клиентов, рискнула наконец открыть собственное кафе, где можно позавтракать или выпить кофе с миндальными тарталетками, «Павловой» или круассаном, и не прогадала.



Несмотря на пробудившийся интерес к кофе, меньше алкоголя казанцы пить не стали. В списке номинантов на звание «Бар года» ― коктейльные и винные места, рюмочные и другие форматы заведений от рестораторов-профессионалов и алкоэнтузиастов-любителей.

Бар «Культ»


Джентрификация Старо-Татарской слободы продолжается. Технически кальянная и бар «Культ» открылись на Каюма Насыри, 3 прошлой осенью, но алкогольную лицензию заведение получило только в январе этого года. Уже весной авторские твисты на популярные коктейли и вечеринки с участием Buwalda, Michura, Komo и других музыкантов и диджеев привели к тому, что казанские тусовщики потянулись с Профсоюзной в сторону Старо-Татарской слободы. Как оказалось, клубы ароматного дыма хорошей вечеринке не помеха.

Рюмочная «Волна»


В 2017-м «казанская Думская» ― улица Профсоюзная ― стала полигоном для экспериментов с новыми алкогольными концепциями. К примеру, в начале октября здесь открылось первое заведение формата «зашел и выпил» ― рюмочная «Волна». Проект запустили два инженера и архитектор: сами отремонтировали помещение дореволюционной конюшни купца Михляева, а сейчас угощают настойками собственного же изготовления (попробуйте хреновуху с клюквой и медом, лимончелло и мятную). Как правило, запасы выпивки и еды заканчиваются уже к середине воскресенья, так что визит в «Волну» лучше планировать на вечер пятницы.

Винно-пивной бар Mellow


В сентябре на Профсоюзной, где уже есть Fomin Bar & Shop, Belgian Beers Bar, бар-клуб «Соль» и I-bar, открылся бар Mellow. Совладелец сети OFS Михаил Клопоух рискнул открыть заведение, которое специализируется и на пиве, и на вине сразу. В ассортименте ― 22 сорта пива на кранах и еще 100 в стекле. Вино не отстает ― в карте 150 бутылок, из них 22 позиции доступны по бокалам. Самое демократичное стоит 69 рублей за 0,075 л (это неожиданное белое кубанское вино каберне совиньон). Закусывать все это шеф-повар бара Владимир Черепанов предлагает пиццеттами с пармезаном и соусом бальзамико, сельдью в пряных травах, треской под сулугуни на подушке из черного ризотто и скерт-стейком.

Винный бар «Истина»


«Истина» ― детище исполнительного директора студии видеопродакшна Spotmakers Альберта Махмутова и его супруги, маркетолога Залии. В составлении карты вин и меню паре помогали профессионалы из винного ресторана «Шале», но за атмосферу и дружелюбность отвечают сами хозяева, которые находятся в заведении почти постоянно. Итог ― стремительное заполнение казанского «инстаграма» фотографиями сетов из белого и красного, винных дегустаций и поздних завтраков с игристым.

Бар «Прометей»


Новый бар, занявший место Thirteen и ресторана Kama на Московской, 28, стал четвертым алкогольным проектом команды Артура Галайчука (до этого были ReLab, Mr. Willard и выездной Hello Space Bar). В новом месте акцент сделан на бутилированные коктейли (есть «Пина-колада», «Виски сауэр» и «Лонг-Айленд») и вечеринки (за музыкальную концепцию отвечает участник электронного проекта ОМОС-29 Винер Хаитов). Пока «Прометей» работает с перебоями ― две недели в октябре бар был закрыт из-за «технических проблем», да и обещанных блюд, разработанных шеф-поваром петербургского бара El Copitas, мы так и не увидели. Но мы верим в проект и надеемся, что к Новому году все войдет в колею.




Комментарии — 3
Войдите, чтобы добавить комментарий
ФейсбукВконтакте

Макс Стяжкин
22 ноября, 17:31
А можно в "Боль года" занести качество работы журналистов города Казань, в том числе редакторский отдел и отдел коммуникаций издания Инде?
Олег Самойлов
4 декабря, 20:48
Хотелось бы видеть в кофейнях Нефть
вот там самый вкусный кофе
Администратор
Олег Самойлов, в голосовании участвовали только заведения, открывшиеся в этом году (в крайнем случае — в самом конце прошлого)